Автостопом на Ближний Восток

 
 

Автостопом на Ближний Восток

Украина, южное побережье Кавказа, Турция, Сирия



ПальмираАвтостопом на Ближний Восток

Киев.

Контрактовая площадь.

15 Апреля 2008год.



 

 

   Мы стояли на площади и медитировали на памятник Григорию Сковороде.  Бродячий философ в лаптях  с котомкой на плечах, вглядывался, поверх наших голов,

куда-то вдаль. Где то там был Ближний Восток, знакомый только по волшебным сказкам,  да скупым, порой пугающим, сводкам новостей. Лучше раз увидеть, и наша  задача добраться автостопом в Сирию.

  Через 30-ть минут мы стояли на трассе Киев-Одесса. Трасса прямая уехать не сложно, нужно только отказываться от локала до Белой Церкви или Умани. Ночью там действительно можно подзастрять. Вскоре мы сидели в теплой кабине фуры и мило беседовали с водителем до самой Одессы. Обычно фура из Киева до Одессы доезжает за шесть часов. На этот раз из графика  не выбились, к трем часам ночи были на месте. Ночевать решили в тридцати километрах от Одессы в Теплодаре у друзей. Проехали это расстояние на странной машине, вернее со странным водителем. Остановилась черная легковушка.

-Доброй ночи! Мы в Теплодар.

-Я тоже, садитесь.

Ехали очень быстро, с громкой музыкой. Включая столь громко музыку, водитель показывает, что общаться не хочет, мы и не настаивали. Подъезжаем к въезду в город, говорим спасибо и выходим. Машина, немного постояв, резко разворачивается и уносится назад  из города. Стало понятно, что в Теплодар ему было и не нужно. Но если он был таксистом, то потребовал бы денег. Почему нас подвезли так и не поняли, главное, что были на месте, и можно было отдохнуть. Утром сходили в редакцию местной газеты, рассказали о нашем путешествии. Статья вышла когда       пересекли турецкую границу, ознакомились в интернете.

С друзьями распрощались на второй день и отправились  в Херсон. Первая же застопленная машина ехала именно в Херсон и именно на ту улицу, которая нам нужна. Двести километров трассы Одесса – Херсон пролетели незаметно. Чудесная вписка у Славика, горячий душ, интернет и вкусный ужин. Утром отправляемся покорять автостопом крымские трассы.

Крым

Перед  выходом на трассу решили погадать, при помощи кукурузных палочек с призом в каждой пачке. В двух пачках оказались два маленьких автомобиля, очень забавно. Еще более забавно, что  тут же остановили колонну автовозов с российскими номерами и в двух отдельных машинах укатили в сторону Крыма. Задача за день доехать до Феодосии, там  ждет товарищ. За этот день поменяли не одну машину, ехали с тренером по волейболу, с ветеранами горного туризма под песни Высоцкого, к вечеру прибываем к въезду в Феодосию. Товарищ встречает на очень симпатичной мини машинке красного цвета стилизованной под божью коровку.Машина божъя коровка По дороге к нему домой Паша проводит небольшую авто экскурсию по Феодосии. Ночуем в очень уютной квартирке на втором этаже, причем в полный рост ходить там не мог, цеплялся головой за потолок. Утром на этой машинке нас подвозят к выезду из города. Несколько локальных машин и молоковоз доставляет нас в Керчь.Керчь На местном рынке отовариваемся  продуктами и на маршрутке без приключений прибываем к переправе Крым – Кубань. До парома полтора часа, ходим воздухом дышим, на газовой горелке готовим еду. Походная кухня Проезд на пароме стоит двадцать шесть гривен(5$). Это не дорого и деньги у нас есть, но все же решаем проверить переправу на возможность автостопного перехода. Спрашиваем кассира, как найти начальника паромной переправы. На вопрос, зачем? Отвечаем,  мол цель наша, автостопом добраться до Сирии, грамоту показываем.  И так как экспедиция  автостопная, а потому малобюджетная, то было бы очень хорошо пойти нам на встречу и пропустить без оплаты. Тем самым внести посильную лепту в наше путешествие. Поморщив нос и удивившись нашей просьбе, кассир объявила, что начальника нет и сегодня его точно не будет. Впрочем, сдаваться так просто уже не желали.

-Хорошо, тогда дайте , пожалуйста номер телефона вашего начальника и мы сами ему все объясним.

На лице кассира мелькнула тень ужаса.

-Нет, номер не дам! Запрещено!

- Заместитель, нам нужен заместитель, он то хоть на месте?

Заместитель был на месте, но гулял по территории. Вскоре он был найден и словесно нагружен нашей просьбой.

-Нет! – как отрубил. Хотите, чтобы меня с работы выгнали!?

Через пару секунд. – Хотите, что б меня под суд отдали!?

Дальше мне показалось, что он начнет кричать, что его расстреляют, либо нас расстреляют за измену Родины. Извинившись, побрели покупать билеты. Проехать автостопом паромную переправу не получилось, зато время до парома пролетело быстро.

ТАМОЖНЯ. На стандартный   вопрос  про запрещенные предметы, при словах колюще – режущее оружие сознался, что имеется охотничий нож. Покрутив нож в руках таможенник собрал небольшой консилиум и стали совещаться. Дабы направить их мысли в нужное русло стал объяснять, что мы туристы – путешественники, нож исключительно для вскрытия консервов. Без ножа и консервов нашему брату смерть. Нож вернули без вопросов.

  ПОГРАНИЧНЫЙ КОНТРОЛЬ. У меня разница во внешности с фотографией на паспорте была довольно разительна. На фотографии  гладко выбрит и коротко острижен, во время прохождения контроля у меня была пышная шевелюра и борода, которую впрочем, загодя немного подстриг. Несколько раз сличив меня с фото, девушка - пограничник всё же распознала во мне меня. Щелчок штампа и мы на берегу Керченского пролива наблюдаем за швартовкой парома. При посадке на паром на билет глянули лишь мельком. Контролер понимал, что человек прошедший таможню и пограничный контроль без билета быть просто не может. При желании местное начальство запросто могло посадить нас на сей паром. Только не пожелали помогать вольным путешественникам либо мы были не столь убедительны.

 Время пути парома всего пятнадцать минут. С одной стороны Азовское море с другой Черное, красота. Российскую таможню прошли без проблем. Прямо перед нами сломался рентген аппарат,   рюкзаки остались не просвеченными. Про нож мы уже нигде не вспоминали, ни на российских, ни на турецких, ни на сирийских таможнях. Найдут, так найдут, а лишнюю шумиху вокруг наших персон раздувать не стоит.

Побережье Южного Кавказа

Народ выбежал с парома и буквально ринулся проходить погранично – таможенный контроль, мы же не спешили. Когда вышли на улицу поняли причину спешки. Люди хотели успеть на автобус, причем, когда мы вышли ни людей, ни автобуса уже не было. Машины с парома тоже уехали. Ситуация стала понятна сразу, от паромной переправы по косе отходит одна дорога, и до следующего парома, а это три часа, по этой самой дороге ничего двигаться не будет. Впрочем, двигаться будут, и это мы. Взвалив рюкзаки за плечи, побрели по трассе в надежде, что кто ни будь из сотрудников переправы, решит ехать домой и подберет нас. Топали потихонечку, делали привалы и шли дальше.

  В конце концов нас подобрал молодой парень с девушкой, на непонятно какой фирмы иномарке довольно старого вида.

- Только у вас, ребята документы должны быть. – Предупредил.- При въезде с косы пост, проверяют всех.

 Ребята ехали в Темрюк, нам же в сторону Новороссийска. До Новороссийска в этот день не добрались, заночевали у большой развилки на Ростов, поднявшись повыше в гору. Костер не разводили, внизу был пост ГАИ. Ночь прошла спокойно, несмотря на то, что дул сильный ветер и палатку изрядно трепало.

 Утро. Ауди А4 с турком водителем подвозит прям к морскому вокзалу. Новороссийск красивый чистый город, встретил нас морем цветущих тюльпанов.

 Сотрудники морского вокзала сообщили, что ни одно плавсредство в Турцию не ходит вообще. Про возможность уплыть из другого места они не знали.

 Неподалеку находился грузовой порт и оттуда возможно ходят суда в Турцию. Понимая как тяжело попасть в такой порт, найти подходящее судно, договориться, отказываемся от этой идеи. Остается последний вариант – Геопорт район Шишхариса.

 Из информации одного источника узнали, что там отправляются паромы в порт Самсун (Турция). Перевозят фуры и нередко попадаются сирийские и иорданские. Берут и пассажиров. Добравшись до Геопорта, обнаруживаем безлюдное место. Стоит серое здание, внутри длинные коридоры и двери, которые никто не открывает. К причалу подойти невозможно, колючая проволока, солдаты. У причалов виднеются военные катера. Постовой объяснить ничего не смог, пришедший офицер посоветовал  связаться с высшим командованием. Ясно одно отсюда уплыть невозможно, что ж едем в Сочи.

 Большой и совершенно пустой туристический автобус подвозит к Геленджику. От водителя узнаем интересную информацию. От Москвы до Сочи в данное время курсируют совершенно пустые туристические автобусы в рекламных целях. Следовательно на них можно  с комфортом передвигаться автостопом. Что мы в принципе и сделали, правда наш автобус ехал только до Геленджика. Под этим самым Геленджиком мы и «зависли» Проезжающие машины внимание на нас обращать просто перестали. Через некоторое время молодые девченки подвезли до Дивноморья, совсем немного. Работают девушки гидами и учатся на что -  то связанное с отелями и туризмом. Самые актуальные профессии в этом туристическом месте. У Дивноморья снова «застряли». По проселочной дороге со стороны гор вышел парень с рюкзаком и в камуфляже и сразу же направился к нам. Подошел, познакомились, назвался Борисом, сам из Одессы. Много путешествовал автостопом по Украине – России. Ходил по кавказским  горам и вот возвращается домой в Одессу.

 На нашей газовой горелке закипятили кипяточку, приготовили кофе.  Борис рассказал о горных красотах – перевалах, озерах, водопадах. Предупредил, что обувь особенно кожаную вне палатки лучше не оставлять, койоты сожрут запросто. А барсук, почуяв съестное, просто разрывает рюкзак. Пообщались, попили кофе, обменялись контактами, на прощание Борис подарил  брикет концентрированного киселя. Этот кисель приготовили в центре сирийской пустыни у развалин древней Пальмиры.

 Легковушка до Сочи. Ехали по сумасшедшему серпантину. Водитель на серпантине чувствовал себя совершенно уверенно, местный, чего не скажешь о нас, было страшновато. В Сочи прибыли уже в темноте. Водитель, узнав, что в Сочи мы впервые вывез нас на смотровую площадку. Вид ночного Сочи впечатлял, все побережье в огнях, на рейде светлячками помигивают теплоходы, на каком ни будь из них обязательно упароходимся в Турцию. Затем подвез, прямо к морскому вокзалу и укатил по своим делам. Ночью вокзал не работал, идем на пляж и ставим палатку. Утром были разбужены милицией, документы не проверяли, просто попросили убрать палатку, так как по их словам она находится вблизи президентской территории. Мы  и не спорили, собрались довольно оперативно. Пляж кстати в дневном освещении совершенно не понравился, довольно грязно. На мор вокзале, без проблем купили два билета до порта Трабзон по 70$, отправление вечером. К слову расписания паромов нет, все ориентируется по прибытию или загрузке.  Сдаём рюкзаки в камеру хранения и идем гулять по городу. Сочи красивый город,  ночью с фантастическим освещением, подсветка по каждой пальмой, под каждым кустом; днем с небольшими ухоженными скверами, парками, утопающими в зелени.

 Вечером паром не отправился, перенесли на утро. Идем гулять по городу дальше. Вторая ночь в Сочи была не такая спокойная как первая. Камеры хранения оказались на ночь закрыты, и мы остались без палатки. Даже при наличии билетов на паром  в мор вокзал не пустили. Ночь провели на лавочках. Теплые вещи остались в рюкзаках и под утро изрядно промерзли. Это событие немного омрачило впечатление от Сочи, но утром вышло солнце, и нас ждал паром, жизнь наладилась.

 Утром на улице встретили двух мотоциклистов на больших туристических мотоциклах с польскими номерами. Перед посадкой на паром забежал в магазинчик за минеральной водой и столкнулся с этими мотопутешественниками. В третий   раз мы встретились в очереди перед входом в режимную зону.  Перед входом стоял рослый сотрудник милиции с погонами рядового с нерусским лицом. Проверяя документы у поляк спросил где их туристический ваучер. Поляки ответили, что такого ваучера им вообще не нужно.

- Не нужно!? - взревел мент,- разберемся в участке.- И засунул документы в карман.

Поляк смачно выругался  польской.

-Ты что, ругаешься? Ты румын? По-румынски ругаешься? – с подозрением спросил мент.

На самом деле мент даже не понял, что перед ним поляки, хотя только, держал в руках их польские паспорта. Вдруг прибежал толстенький мужчина в сером костюме, стал махать руками и кричать менту, что это журналисты и дабы скандала международного не случилось, их пропустить следует. Поляк пропустили. Следующие на очереди были мы и история повторилась. Узнав, что и мы не имеем никакого туристического ваучера (которого нам действительно и в помине не нужно ) наши документы ушли к нему в карман.

- В участке разберемся.

Как действовать мы уже знали. Объявили, что мы тоже журналисты, вручили «охранную грамоту». Немного поколебавшись документы  вернул  и мы вошли в зону пограничного контроля.

 Таможня и пограничники были пройдены без всяких проблем. Погода стояла совершенно замечательная, солнышко светит, на небе ни облачка на море полный штиль. Очень даже хорошо, что паром отправился не ночью, а с утра.

Паром Сочи – Трабзон

Отойдя от берега, нашим глазам открылся совершенно фантастический вид на кавказские горы. Внизу утопающее в зелени пальм Сочи, в верху горные вершины покрытые снегом. Стаи дельфинов гоняющие наперегонки с паромом. Познакомились с польскими мотопутешественниками.  Один довольно неплохо говорил по-русски, учил в школе. Ехали они в Иран, в прошлом году были в Сирии, Иордании. Почему не ездят по Европе, отвечают неинтересно. Мы приобрели самые дешевые билеты и каюта нам не полагалась. В нашем распоряжении было два самолетных кресла с большими обзорным окном. Так же можно было сидеть в баре на диванах или даже спать на них. Я легко приучил бармена турка выдавать мне бесплатный кипяток и при моем появлении он автоматически включал чайник. Кипяточком заваривали свой чай и быстро приготавливаемую еду в виде овсяных хлопьев. На пароме так же имелся душ где с удовольствием искупались и простирали мелкие вещи. Так же на пароме находилась табличка со следующим содержанием.

 «ДЛЯ ВЪЕЗДА В СТРАНУ НЕОБХОДИМО ИМЕТЬ 500$ НАЛИЧНЫМИ, ИНАЧЕ БУДЕТЕ ВОЗВРАЩЕНЫ!»

Даже на двоих у нас подобной суммы не наберется, но отступать некуда впереди турецкий берег. На пароме также познакомились с парой, парнем и  девушкой из Киева. Едут в Турцию и тоже автостопом. Парень моим тезкой оказался Артёмом, девушка назвалась Ромашкой. Ребята хотели ехать в Турцию через Грузию. В Абхазию заехали просто, а вот в Грузию не пропустили. О ситуации на грузинской границе я разузнал заранее в интернете и звонком в посольство. Потому сразу купили билеты на паром, а ребятам еще и вопросы задавали, почему они въезжали в Абхазию и выехали. Подозреваю, что это был наш знакомый мент при таможне.

Ровно в 20:30 появился турецкий берег. В темноте россыпь огоньков раскинулась вдоль холмистого побережья. С классическим криком «ЗЕМЛЯ!», часть пассажиров выбежала на палубу. В целом путешествие на пароме заняло 12 часов и оставило замечательные впечатления.

Турция

Турецкая таможня была пройдена очень просто. Рюкзаки не досматривали, вопросов не задавали, сунули в окошечко паспорта и по 20$. Нам вклеили по марочке турецкой двухмесячной визы и мы вышли в город. С этой самой марочкой въезжать в страну мы можем несколько раз без оплаты, очень удобно.

 г. Трабзон

Вышли и сразу окунулись в совершенно чужую атмосферу. Узкие улочки, восточная музыка, целая симфония непривычных запахов. Вместе с нашими новыми друзьями Артёмом и Ромашкой отправились искать место для ночлега, где можно поставить палатку. Подходящее место нашлось на берегу моря. Вместо пляжа побережье было завалено огромными каменными глыбами. Выбрав довольно ровный камень, установили палатку и чудесно переночевали.  Утром готовим на горелке овсянку, угощаем наших друзей и вместе отправляемся в город.

Здесь наши пути должны разойтись, у ребят задача нагуляться по городу и дальше путешествовать  в сторону Стамбула. Нам же нужно пересечь Турцию и попасть в Сирию.

Остановить машину в Турции как оказалось не проблема, проблема отбиться от добровольных помощников так называемых «хелперов». Любой проходящий турок начинает объяснять, что мы отсюда никуда не уедем и нужно идти на автовокзал. Или еще хуже, останавливает нам машины, причем исключительно автобусы, маршрутки и такси. После чего приходится объяснять, что сам  остановил сам мол и езжай, а нам помощи не нужно, на что искренне удивляются, а возможно и обижаются.  Несмотря на все это мы все же удачно выезжаем из города.

 За Трабзоном дорога в горах, ущелья, обрывы, серпантин покруче кавказского. Дороги хорошие и это не смотря на то что ландшафт довольно сложный и проложить здесь трассы в четыре полосы, думаю очень не просто.  Заезжаем в кафешку на перевале, и нас угощают чаем и охлажденным сладким рисом. Еще пару локальных машин и мы подзависаем в маленькой турецкой деревушке. Нас тут же окружает стайка ребятишек. Смуглые, глазки горят, смотрят с интересом. Вдруг на трассе показались два мотоцикла. Подъезжают ближе, не может быть! Наши знакомые поляки, приветствовали нас сигналами и привставанием  на мотоцикле, умчались дальше в сторону Ирана. Через некоторое время на дороге появились двое, парень и девушка. Рюкзаки за плечами, европейского типа. Подходим, здороваемся по - турецки, отвечают по – турецки. Стоим, улыбаемся друг дружке. Надо думаю по - русски, что либо спросить, а то на турков они вообще не похожи.

-Откуда, ребята?

-Поланд!- отвечают.

Ребята из Польши автостопом путешествуют по Турции. Что то частенько с путешествующими поляками пересекаемся. Поляки пошли по трассе дальше,  мы остались ловить машину на месте. Симпатичная красная фура с англоговорящим турком вскоре увозит нас вглубь страны.

 Петляя по серпантину, потихоньку поднимались все выше и выше в горы. Стали видны заснеженные вершины, а вскоре снег появился и на обочинах.

-2300метров! – сообщил турок, переваливая через очередной перевал.

По дороге рассказываем, куда мы направляемся и по какому маршруту. Турку наш маршрут не понравился.

-Нельзя ехать этой дорогой, дальше курды!

-Чем же курды страшны? – спрашиваем.

Рассказал и показал красноречивыми жестами, отрежут голову, возьмут в заложники и прочие ужасы. На нас эти рассказы особого впечатления не произвели и турок это понял.

- Я вам помогу! – и свернул к ближайшей заправочной станции.

Там его узнали, два заправщика приветствовали нашего водителя как старого друга. Мы сидели, пили чай, потом ели мясное рагу с овощами. Причем готовил его сам водитель на кухне. Потом опять пили чай и смотрели телевизор. Пытаясь по поведению героев узнать, в чем суть сюжета. Снова чай. Времени прошло уже более часа и сидение на одном месте начинало надоедать. В чем заключается обещанная помощь, не понимали. Упоить до смерти чаем, вот вероятный план. Самое интересное, что сам турок совершенно никуда не спешил. Наши дальнобойщики тоже чай пьют, но тратят на это не более 10-15 минут, но никак не два часа.

 Спасибо, пора и честь знать, встаю, собираюсь уходить, куда там. Турок грудью, подождите, я же вам помогу, сидите, вот еще чай. Так повторялось несколько раз, только я к выходу, турок чуть за рукава не хватает и уверяет, что уходить не стоит, и он нам очень поможет. Что это за помощь такая? Пугал Курдами, а сам в плен взял. На улице в это время резко начала меняться погода и не в лучшую сторону. Сильный ветер, пылевой буран, низкие грозовые тучи. Выходить на улицу уже и самим не хотелось. Тепло, чаем поят чего еще нужно. Вероятно, думал, турок просто ждет, машину едущую в нашем направлении и хочет нас в нее посадить. Начинало смеркаться, а мы все сидели. Неожиданно на заправку зашли полицейские. Наш водитель очень обрадовался, подбежал к ним и указывая жестами на нас стал что то громко объяснять.

Затем подошел к нам похлопал меня по плечу.

- Вот я вам и помог! Правда, класс?! – и опять по плечу.-Супер как помог!

С этими словами он отправился к своей машине и тут же укатил.

 Ничего себе помощь! Ты же нас, мил человек, просто ментам сдал. У нас за такую помощь морду вообще то бьют. Полицейские, внимательно изучив наши документы,  предложили проехать с ними. В участке документы изучали уже целым отделом, нас  же поили чаем. Документы вскоре вернули, а вот отпускать не спешили. На вопрос в чем проблема отвечали – нет проблем.

- Значит, мы можем идти?

-Нет идти не можете!

Так значит проблема все -  таки есть?! Нет, проблем нет, сидите вот чай пейте.

Сидим, пьем, улыбаемся друг другу. Английский они не понимали, но среди полицейских оказался человек говорящий по - болгарски. Толи сам болгар, то ли проживал в болгарии, немного говорил по - русски. С горем пополам объяснил, что наш маршрут пролегает по курдским территориям, а там опасно. На вопрос в чем опасность отвечает терроризм. Теперь они хотят посадить нас на автобус. Тут уж мы возмутились.- Позвольте, какой такой автобус?! Вот в нашей грамоте четко написано «Автостопная экспедиция», а не автобусная! Ладно, соглашаются, езжайте автостопом, но на автобусе. Переубедить не получилось, предупредили только, что денег за проезд платить не будем. Денег не надо, обрадовались. На полицейской машине доставили нас к трассе, где уже поджидал огромный туристический автобус. Наши рюкзаки отправились в багаж, мы в салон. Полицейские, освободившись от проблемных туристов, радостно замахали нам руками, и мы укатили в ночь. Нам тут же принесли по стаканчику чая, выпили и тут же уснули. Уже поздней ночью приехали, в какой - то городок, и нам дали понять, что мы прибыли. На месте разобрались, что полицейские просто вывезли нас из проблемной территории, причем,  совершенно не в том направлении, которое нам  было нужно. Возвращаться не хотелось, и  проложили себе иной маршрут, чем планировали, тем самым давая приличный крюк по Турции. Для себя же решили на обратном пути обязательно проехать курдские территории и посмотреть обстановку своими глазами.

 По слухам ночью в Турции автостоп плохой, решили проверить. Находим нужное направление, начинаем «стопить», действительно глухо, тогда одеваем на себя жилетки со светоотражающими полосами (СОП) и тут же уезжаем. Фура с молчаливым турком и замечательной восточной музыкой. По дороге заезжаем в придорожную кафешку и водитель угощает нас вкуснейшим ночным ужином. На одной из развязок наши пути расходятся. Дальше ехать уже не хочется, устали и нужно выспаться. Отходим подальше от дороги, ставим палатку под одиноко стоящими деревьями. Остаток ночи прошел спокойно.

   Утром легко стопится фура и мы уносимся на встречу новому дню и новым приключениям. В течении дня поменяли не одну машину, нас постоянно поили чаем и угощали едой. Молодой турок – водитель грузовика оказался настоящим меломаном. В кабине все место в спальном отсеке было занято огромными музыкальными колонками. Треки он хранил на флешке, что уже было необычно. Ни до ни после не встречал даже проигрывателей с дисками, сплошь касетники. Музыка орала так, что волосы дыбом вставали. Парень вывез за очередной город и попросил что бы мы не уходили, все мол будет Ок! Ничего не поняли, но согласились. Свернули в меловый карьер, загрузились мелом, прошли весовую и покатили обратно в город. Зачем назад поехали не понимали, но парень жестами показывал, что все нормально. Проезжали огромную военную часть, окруженную колючей проволокой на горе Турецкий флаг просто фантастических размеров. Улочки, домики, люди, стада овец, коров. Наконец приехали на завод изготовляющий шлакоблоки, выгрузились и поехали обратно. Опять меловый карьер, загружаемся и едем обратно. Тут уж я не выдержал. – Стой! Мы выходим! – остановил эту карусель. Эдак он нас целый день укатывать будет. Парень сделал удивленное лицо, а что нам разве не весело было. Весело конечно, но мы с тобой уйму времени потеряли и нам надо ехать дальше. Следующая машина подвезла к небольшому поселку. Жарко, уставшие бредем по пыльным улицам. Находим тень и просто падаем на зеленую клумбу. Рядом магазин – бутик с большими витринами из двери появляется рослый турок в строгом костюме и белой рубашке, направляется к нам. Что ж все понятно мы расположились на их территории и нас идут сгонять. Вопреки моему предсказанию турок улыбнулся и пригласил внутрь. Посадил на диван, принес чай и рахатлукум, после чего убежал по своим делам. Это меня очень удивило. Турок увидел нас уставших, пригласил, угостил чаем и сладостями, вопросов не задавал. Вопрос, почему меня удивляет нормальное человеческое отношение. Просто если бы я разлегся под одним из бутиков Крещатика в Киеве то сценарий событий был бы следующим – нелицеприятная беседа с охранником. Чаем и тем более сладостями нас бы угощать точно не стали. Отдохнув, поблагодарили хорошего человека и отправились дальше. Легковая машина с немного говорящим по – английски водителем, проехали меньше сотни километров когда водитель предложил поесть. Еда по - турецки «ямек», «ямек» мы не против, к тому времени проголодались. Турок подвез к придорожному кафе,  объяснил, что  времени у него нет, и мы можем поужинать сами. С этими словами вручил мне какие то две купюры и уехал. Когда рассмотрели, сколько нам вручили на ужин, дар речи потеряли. В руках было две купюры номиналом в 20-ть и  50-т турецких лир если грубо то это 60-т долларов. Ничего себе ужин можно закатить мы даже аппетит потеряли и поехали дальше.

 До конца дня составили компанию очень разговорчивому турку на грузовом бусике. Всю дорогу развлекали себя игрой под названием «Научись турецкому языку за один день» Показывали турку на предметы и объекты на дороге он называл их, мы повторяли, нравилось всем. Причем интересно, на сколько турецкий язык вплелся в нашу повседневную жизнь. По турецки снег «Кар», вот тебе и КАРпаты. Гора будет «Даг», вот тебе и крымский КАРаДАГ – получается снежные горы. А украинское слово «дах» означающее крыша дома, не производная ли от турецкого «Даг» - гора? По остроконечной форме очень похожи.

 За такими филологическими беседами прошел день, а к вечеру турок пригласил нас к себе в гости переночевать. Сам он работает на огромной швейной фабрике водителем. Приехали на фабрику, там  пересели из одного бусика в другой и поехали к турку домой. Проехали участок платной автострады, турок бросил пару мнет в тумбу у дороги, шлагбаум автоматически открылся и мы помчались. Впрочем, через небольшой промежуток времени с автострады свернули и  бусик медленно пополз по горной проселочной дороге вверх. В полной темноте въехали в небольшой горный аул. Дома нашего турка ждала жена и четверо детишек, жена была беременна пятым. Дети уже спали, жена постелила во дворе, прям на бетоне коврик и мы стали пить чай с лепешками. Палатку поставили прямо во дворе. Ночью проснулся от странных звуков, пел мулла, молитва перекатами плыла по ущелью. Начинаю осознавать, мы не дома, мы на Востоке. Утром детвора проснулась и увидала во дворе нашу палатку. Для них это было вероятно как посадка НЛО в их дворе. Подходить боялись, только испуганно удивленные глазки сверкали из окон. При свете дня осмотрелись и мы. Двор наполовину занимали скальные породы уходящие вверх, несколько деревьев инжира и открывался умопомрачительный вид в долину. Во дворе собака на цепи, совершенно добродушного вида, лаяла, но только для привлечения внимания к своей персоне. При таком количестве ребятни собака просто не может быть злой. По двору ползала черепаха, довольно крупных размеров. Детвора внимания на неё не обращала и даже пыталась выгнать со двора. Черепаха уходить не хотела, но была выпихнута насильно, впрочем, через какое то время она появилась с другой стороны дома, хотя возможно это уже была совершенно другая черепаха. Нас пригласили в дом и мы все вместе позавтракали. Большой поднос на полу, сыр, яичница, оливки, чай – просто чудесный завтрак. Подкрепились и отец семейства пригласил нас на прогулку. Пять минут ходьбы, и мы стоим возле вырубленного в скале входа. По обе стороны барельефы фигур людей. Внутри это оказалась заброшенная гробница. Кто её вырубил, кого хоронили, понять не смогли. Оказалось, что вся деревня стоит на месте старых гробниц захоронений. Вход в одну из гробниц был даже во дворе у нашего турка. Это был пограничный поселок, до Сирийской границы рукой подать. Гостеприимный турок на своем грузовичке вывозит нас в довольно крупный город Газиантеп и садит на автобус до Килиса, что на самой сирийской границе и сразу за нас расплачивается. 

- Прощай, добрый человек! Счастья тебе и твоей семье!

Сирия

        Турецко-Сирийская граница

Турецкую границу прошли так же легко, как и вошли. Еще один штампик в паспорте и мы между двумя государствами. Дорога извилиста, огорожена высокими решетками с колючей проволокой, по обочинам таблички с надписью «ZON MINEN! Вдали виднеются Сирийские флаги.

 Пройти пешком не получилось, нас подбирает легковой автомобиль и с ветерком подвозит к сирийскому пограничному пункту. Шлагбаум, часовой просматривает  у всех документы и мы попадаем в здание. Ряд окошек, к ним небольшие очереди занимаем место и ждем. В очереди нами все интересуются, улыбаются, что то говорят. Решаем спросить название любого отеля в Алеппо (Халеб). Пограничникам нужно назвать место где  хотим остановиться.

- Хотель? – «Пингвин!» - С уверенностью называет один.

«Пингвин» так «Пингвин», запомним. Подошла наша очередь. Сирийский пограничник просмотрел наши документы. Далее разговор шел приблизительно в таком духе.

- Ну и где ваши визы?

- Так мы собственно за визами и пришли к вам.

- Нет, визы у Вас уже должны стоять!

Мы все понимаем, но включаем полного дурака -  если должны стоять то и ставьте.

Нас приглашают внутрь комнаты, усаживают, в руки по стаканчику мате. Сами сидят, совещаются, затем вызывают старшего офицера. Лица сосредоточены, вопрос серьезный пропускать нас или нет. Для нас этот вопрос вообще важнее важного. Столько проехать и не попасть в Сирию?! Достаю и вручаю нашу грамоту старшему пограничнику. Он находит перевод текста на арабском  и начинает читать в голос. По мере прочитанного голос становится мягче, в конце он почти улыбается.

- Велком, велком! – первый раз увидал чудотворное действие дорожной  грамоты или как еще её называют «охранной».

Нам выдают анкеты, сами же вводят наши данные с паспортов в довольно старенькие компьютеры.

В графе – отель пишем «Pingvin»

- Что это за отель такой? – с подозрением спрашивает заполняющий наши данные погранец. – Нет у нас такого отеля!

Нам отступать некуда, стоим на соем «Пингвин» и все тут. Погранец начинает поднимать панику, что то кричать. На шум прибежал старший офицер. Подозрительный погранец на отрез отказывается заполнять  документы утверждая, что «Пингвинов» у них не существует. Ситуация угрожающе накалилась, что это за «Пингвин» такой? Слово действительно не арабское, да и тематика уж явно не Восточная, но менять показания будет еще подозрительней, поэтому не отступаем.

 Закончилось тем, что старший просто прикрикнул на ретивого сотрудника.

- Пиши как есть, чего к людям пристал. Видишь путешественники они, может и спутали чего.

   С кислой миной, но анкеты наши все же приняли. 36$ с человека, целая куча вклеенных в паспорт марочек печать и мы в Сирии! Ура!

 Дорога уходящая в даль, красно – бурая земля, оливковые рощи, чахлые пальмы по обочинам, машины с номерными знаками покрытыми арабской  вязью.

 Первая же застопленная машина оказалась такси и была отправлена восвояси. Да и просто хотелось немного пройти пешком. Прошли совсем немного, до первой деревни. Навстречу нам выходит тот самый араб подсказавший отель «Пингвин. » Чуть под монастырь не подвел с этим отелем. Увидал нас, заулыбался, - Велком, велком, в гости приглашает. Отчего же не зайти, зайдем.  Пришли в дом уселись на пол, пытаемся общаться при помощи книги разговорника.  Даже немного понимаем друг друга. В дом начинают сходится все больше народу, все мужчины, дети и женщины с нами не сидели. Выносят просто огромный поднос с едой. Зелень, сыр, жаренные яйца ,лепешки, оливки, некоторые блюда опознать не могу. Все начинают есть, мы же сидим, смотрим. Ложек нет, а все очень ловко едят руками. Вернее не совсем руками. Отрывают кусочек лепешки, этим кусочком берут еду и вместе с лепешкой отправляют в рот. Чтобы не помереть с голоду в этой стран начинаем быстро учиться.

 Поели, пообщались и нас пошли провожать на трассу всей честной компанией. Уже на трассе, наш «пингвинопомошник» всунул мне в руку купюру в 50-т сирийский фунтов (1$), типа на автобус. Спасибо тебе мил человек, но автобус нам не нужен.  Провожающие пошли назад в деревню, мы же в открытом кузове грузовичка поехали в сторону Алеппо или как его называют арабы Халеб. В Турции автостоп, чудесный подбирают очень быстро. При чем понимают сам принцип автостопа, оттостоп как говорят турки. В Сирии, само выражение, автостоп неизвестно, можно нарваться на деньгопроса. Но подбирают и везут еще лучше чем в Турции.  Иногда можно и руку не поднимать, остановятся и спросят куда вам ехать. Главное как поняли по некоторым ситуациям нужно сразу и четко объяснить водителю, что мы за проезд не платим, только после этого ехать. Впрочем, как и у нас с дальнобойщиками ехать просто, безопасно и вопрос об оплате даже и не станет. На других транспортных средствах нужно  быть осторожным и внимательным. В принципе, проезд в городском и меж городском транспорте совершенно не дорог.

 До Алеппо добрались быстро, на въезде в город памятник в виде кувшина, покрашен золотой краской. В последствии мы часто встречали подобные памятники по всей стране. Практически всю территорию Сирии покрывает пустыня, вода имеет особую ценность.

 Нашли городской парк, отдохнули, продегустировали местные сорта мороженного. По парку гуляет множество народа. Семейные пары, мужчины в совершенно европейских нарядах, женщины же  в черном, иногда в черных перчатках, а у некоторых и шторка на глазах и множество ребятни. На улице довольно жарко и укутанные с ног до головы женщины вызывают чувство, что над ними просто издеваются. Во время путешествия познакомились с девушкой студенткой. Спросил её по поводу такого дрез – кода и как сами женщины к этому относятся. Ответила, что до 13-14 лет девочки ходят с непокрытой головой и разноцветных платьицах. После 13-ти она сама одела хиджаб, никто не заставлял. Чувствует себя совершенно комфортно и естественно. Да и замуж так быстрее возьмут, не пойму только как же парню жену себе выбрать. У нас в первую очередь на визуализацию делается аспект, а уж потом на все остальное. Хотя доля справедливости в этом есть, каждая девушка желает выйти замуж, а что же делать, если Бог не дал длинных ног и круглых грудей. В девках всю жизнь ходить? Девушкам востока хиджаб дает всем равные возможности. И если ты дура, то никакой силикон – ботекс выйти замуж тебе не поможет.  Хотя в Сирии проживают и христиане, христианки одеваются как и у нас  и ходят без платочков.

 В парке находилось несколько больших клеток вольеров. В одном сидела совершенно грустного вида обезьяна в другом петух, куры и голуби. Уличные голуби в Сирии меньше наших и цвета рыжего. Спросили где найти туалет.

- Для мадам или для тебя? – поинтересовался араб.

Женский туалет находился в одной части парка, мужской в совершенно другой.

   По слухам в Сирии очень дешевые отели, идем проверять. Могу сказать, что отел «Пингвин» мы точно не искали, на границе надо было написать, отель «Кемел» белее правдоподобно звучит. С помощью прохожих и полицейских находим отель «Турист» рядом с железнодорожным вокзалом. Заходим, узнаем цены, и они очень не понравились 60 $ в сутки. Цена  парома в одну сторону на человека. Ну что же палатку еще никто не отменял. Топаем потихоньку дальше. Смотрим, вдыхаем чужеземные ароматы. Так ноги приводят в старый город. Улочки стали узкими, здания старыми с деревянными жалюзями на окнах. Маленькие торговые лавки, тележки с едой. Арабы сидят на улице, пьют чай, курят кальян. Все эти звуки, запахи, пейзажи, сливаются в сплошной круговорот. Ощущение как после первого выпитого стакана вина.

 Попадаем на улицы увешанные плакатами «Отель». Заходим в первый же попавшийся.

- Кям? (сколько?)

10$ на двоих и довольно уютная комната на верхнем этаже. Берем! В комнате холодильник, спутниковое ТВ, небольшой балкончик с чудесным видом на старый город и цитадель. С самое главное душ с холодной и горячей водой!

Вечером без рюкзаков налегке идем гулять по городу. Выходим и снова погружаемся в атмосферу Востока. Пятница в арабском мире выходной. Много людей гуляют по улицам. Все обращают на нас внимание, машут руками, кричат  «Хелло!», и «Велком!». Цены на уличную еду довольно дешевы. Шаурма пол доллара, соки, фреши, мороженное все очень не дорого.

К нам подходит статного вида араб в национальном костюме и огромным медным кувшином за спиной. Его настойчивость приносит ему плоды, и мы покупаем два стакана «нечто». Наливает из кувшина, наклонившись вперед  довольно артистично. Жидкость темно – коричневого цвета, ужасно сладко приторная на вкус. Допить эту гадость не смогли, выкинули. Еще дома читал про этих людей как о продавцах воды, но то, что продали нам, водой точное не было.

  Погуляли и вернулись в отель. Постирали все, что можно было, поглядели МТV на арабском и спать.

Утро. Настроение отличное, хорошо выспался, постирался, искупался можно ехать дальше. Проходя площадь, встречаем нашего знакомого водоноса. Нас он узнал и очень обрадовался. Подбежал стал предлагать снова испить его чудного напитка.

- Нет! – категорически.

Ну как же так, не унимался он, пейте так, денег не надо, угощаю! И начинает наливать уже знакомую серо – бурую жидкость. Да мы её даже без денег пить не станем, но спорить уже поздно, два стакана у нас в руках.

- Шукран!  (спасибо)

Отхлебываю ради приличия, горло сводит спазм, организм отказывается  ЭТО принимать внутрь. Потихоньку уходим со стаканчиками и скрывшись из виду тут же выбрасываем.

 Дальше наш путь лежит в Тадмор. Там практически в центре пустыни находятся Пальмира, древний, разрушенный и заброшенный город. За день проехали города Хомс и Хама. Автостоп отличный, все кто подвозят, пытаются напоить чаем, накормить. Встречные люди все очень позитивные, улыбаются, пытаются помочь, чем могут.  В Хама приехали уже в темноте. Город знаменит нориями, деревянными колесами перекачивающими воду в системе каналов.  Им не одна сотня лет, но функционируют по сей день, вероятно в туристических целях. Что удивило, так это звук который они издают. Мокрые деревянные узлы при трении издавали очень громкий удивительный звук. Больше похож на крик – вой фантастического животного. Ночь только усиливала ассоциации. Грустный протяжный то ли стон то ли плачь, разносился над мутными водами реки. Что бы не быть полностью загипнотизированным  отправляемся дальше. Садимся в первый попавшийся автобус и едем. Куда едем не спрашиваем.  Ночь, тысячи огней разбросанных  по холмам, в отдаленных уголках сознания еще не утихла странная музыка норий. В автобусе почти нет окон, открыты двери, по салону гуляет свежий весенний ветер.  Мужчины курят, женщины все в черном, только глаза. Улыбчивый водитель достает из под сидения чайник,  наливает стакан горячего чаю протягивает мне, из салона передают подкуренную сигарету!

 Ночуем в лесополосе,  или вернее пальмополосе. Ночью палатку установили на муравейнике. Утром муравьи проснулись раньше нас, было ощущение, что они просто палатку раскачивают. Крупные и злобные, атаковали со всех сторон непрошенных гостей. Собирались как на пожаре.

 К вечеру добрались до развилки: одна дорога на Дамаск, другая на Тадмор (Пальмиру). Ярко красное солнце садилось в пустыню, очень зрелищно. С пустыни дул довольно холодный ветер. Вспоминаю о том, что ночью температура в пустыне может и до нуля градусов опустится. Натягиваем на себя куртки. В последующие дни ночи в пустыне холодными не были. А вот на этой развилке, за всю поездку стояли два раза, и два раза было жутко холодно. Так и назову её «Холодная развилка».  Темнело все больше, а «Холодная развилка» нас не отпускала. Постоянно приходилось отбиваться от платных назойливых таксистов. Наконец уезжаем на легковой машине с двумя арабами. Водитель в кожаной куртке фасона а – ля ЧК 30 – х годов, арафатке на голове и цивильного вида мужик со знанием английского.

 Объяснили нам, что в Тадмор они не едут и пригласили в гости. Ну куда вам ребята ночью в путыне… Айда к нам у нас тепло и чай.

- Нуу… если у вас чай, то конечно, едем!

Ехали в перпендикулярном направлении нашему маршруту, 70 км в пустыню.

 Глиняный дом, муж жена и восемь детей, обычная арабская семья. Отец занимается гончарным ремеслом, жена расписывает кувшины и тарелки, выращивают кроликов. Старший сын и дочь учатся в Дамаске в институте, гостили как раз дома у родителей. Младшие приглядывают один за одним и помогают по хозяйству. Самый младший, вероятно и самый любимый с рук отца не слазит.

 Засиделись с хозяином дома  далеко за полночь. Пили мате, общались. У нас уже глаза слипались, а ему нипочем. Пришлось сказать, что устали и хотим спать. Палатка не понадобилась, постелили матрасы прямо в комнате, выдали одеяла, и мы тут же уснули. 

 Утром завтрак, традиционно чай, и мы уезжаем навстречу Пальмире. Трасса пустынна, траффик почти нулевой.  Это не основная трасса, но она тоже ведет в Пальмиру. Останавливается довольно странного вида транспорт. Можно сравнить с нашим мотоциклом «Муравей». Впереди одно колесо, в заде два, у водителя есть подобие кабины, а у кузова крыша. В кузове полно детворы, но хватает места и нам. Погода просто отличная, голубое небо резко контрастирует с желтой пустыней. В пустыне,  кстати, песка не обнаружил, земля как бетон, колок от палатки не вобьешь.

Не останавливаясь из кабины, передают чайник! И вот  уже пьем чай, ошпаривая себе пальцы. Вскоре наш чудо – транспорт сворачивает с основной дороги, а водитель показывает  жестами, не волнуйтесь, все в порядке. Что ж волноваться мы опять попали в гости!

 Деревня со шлагбаумом при въезде, пропускают без слов. Приезжаем во дворик, глиняные домики и целая стая ребятишек. Деревенские дети поспокойней городских не кидаются с криками «Халю!», подозреваю впервые видят бледнолицых. Приглашают в дом, просторная комната, пол в коврах, по периметру подушки. Сидим на полу чай пьем, а людей собирается все больше и больше. Гость в доме это у нас только «хуже татарина», у арабов это праздник.  Выносят несколько огромных подносов с едой. Главное блюдо баранина в молоке, много зелени сыра и оливок. Очень вкусно, но много съесть не можем, арабы только смеются. После того как поели мужчины и мы к «столу» пустили детей. До этого они тихо сидели в сторонке. Иногда у них вырывались крики, за что и получали затрещины от взрослых.

Дети кинулись к еде как стая голодных щенков. Девочки подростки держались отдельной группой. Одна пухленькая девушка – подросток с неисчезающей улыбкой была похожа на поросенка. Причем в полностью розовом наряде, что только усиливало ассоциацию. Эдакий розовый арабский поросенок! Вслух конечно, это не стоило произносить. В арабском мире свинья не в почете, да и у нас эдак назвать девушку не с руки.

Сидели, болтали  при помощи книги разговорника, пили чай, кофе. Сыграл на губной гармошке, чем вызвал бурю аплодисментов, в комнате высокие потолки и хорошая акустика, звук был отличным. Все хорошо, но надо прощаться, нас ждет Пальмира. Грузимся обратно в наш диво транспорт, машем друг дружке руками и уезжаем. Доехали только до шлагбаума, дальше пропускать отказались. Конвоировали в полицейский участок вместе с пригласившим нас арабом.

 Полицейский участок – комната с бетонными полами, белеными стенами, портретом президента на стене. Из мебели стол, кресло, кровать и печь типа буржуйки. В кресле за столом толстенный полицейский в гражданке. Наш араб принялся, что то объяснять, затем у нас взяли паспорта.  И отвели в другую комнату. Компьютера за столом у начальника не было,  как он собрался «пробивать» наши паспорта было не понятно. Вместе с нами сидел пригласивший нас араб и виновато улыбался, пригласил гостей, а теперь вот такие проблемы. Успокоил его жестами мол, все «Ок!», разберемся. За нами все время наблюдал надсмотрщик, в туалет под конвоем. От чая отказываемся и всем видом показываем, что находится у них удовольствия ни какого. Часа полтора, провели в этом участке, а потом  все завертелось, нам дали добро на свободу. Вывозили нас уже на полицейской машине. Вывезли на основную трассу и оставили. Остановка в виде обрезанного пополам автобуса, хоть какая то тень. Большую часть в Пальмиру проделали на микроавтобусе со странными людьми. Мужчины с виду обычные арабы, женщины без платков, пирсинг в носу, бровях, ушах. Очень яркий вызывающий макияж, то ли как у проституток, то ли цирковых актрис.  Иногда дергали меня за одежду, но общения толком не вышло, выражения из нашего  русско-арабского разговорника они не понимали.

 В Тадмор въехали  уже ночью и на автобусе. То, что едем автостопом, отнеслись нормально. При въезде в город автобус остановился и нам предложили выйти. Вышли и тут же попали под атаку владельца близстоящего отеля. Огромный араб, в полосатом халате и платком на голове чуть ли не насильно начал затаскивать к себе.

-Нет!- Отель нам не нужен у нас палатка.- отбивались как могли.

Все - таки к себе он нас заволок, предложив поставить палатку у себя на крыше или во дворе за 4$. За эти деньги мы могли пользоваться кухней, чай, кофе и что самое главное душ! Палатку поставили во дворе, а утром обнаружили, что находимся, прям напротив развалин древней Пальмиры. Еще один плюс вещи остаются под присмотром, берем с собой два литра воды и отправляемся к остаткам древнего города. Воду набрали в кране во дворе и для дезинфекции добавили   пару кристалликов марганцовки. Вернее хотели добавить несколько, получилось побольше.  Дошагав до города, обнаружили, что вода стала бледно розового цвета и пить её было не возможно, любой глоток вызывал рвотную реакцию. Наша вода годилась только для умывания. Будем бродить по мертвому городу, пока сможем терпеть жажду. На одном из холмов располагалась крепость, туда и отправились. Пальмира. Замок Много времени подъем не занял. С горы открылся великолепный вид на саму Пальмиру и на пустыню. В дали по периметру города стояли большие каменные башни, возможно сторожевые.Вид на Пальмиру Спустились по склону вниз и  через многочисленные дыры в стене проникли в город. Центральный вход существовал где то в другом месте, туда привозили на автобусах цивильных туристов и за вход, вероятно брали деньги.Пальмира Стоимость осталась для нас неизвестной, периметр не охранялся и никто не ожидал, что белый турист может появиться не на автобусе, да еще и со стороны пустыни. Весь город можно обойти за пол дня, день. Сохранившийся амфитеатр, множество колон, целые груды старинного строительного мусора.Мусор истории  Удивительно, но в Пальмире существовал водопровод. В Киеве к примеру водопровод появился только немногим более чем сто лет назад, когда в Пальмире он существовал уже тысячу лет назад!

 Нашел керамический осколок с сохранившимся рисунком белой краской – отличный сувенир!

  Пальмира упоминается еще с Библейских времен, одной из последних правительницей была царица Занобия. При её правлении Пальмира переживала наибольший рассвет. Римляне разрушили Пальмиру, а Занобию в золотых цепях увезли в Рим. Впоследствии Пальмира так и не смогла восстановить свое былое величие и постепенно вымерла вовсе.

 Одна из арок и группа колон отчеканена на сирийской монете.Руины Тадмор стоит в непосредственной близости от Пальмыры и выглядит  средневековым по сравнению с разрушенными развалинами. В свое время Пальмира была настоящей жемчужиной в пустыне.

 Более находится в Пальмире, желание не было. Вернулись в отель, приготовили кисель из брикета, подаренного Борисом на Кавказе и в путь. Траффик из пальмиры небольшой, трасса пустынна, иногда проезжают туристические автобусы.  Довольно долго идем пешком. Останавливается фура и подвозит буквально пару километров, после чего уходит в противоположном направлении, мы же идем дальше. Дорожный указатель «Дамаск», значит, идем правильно. Черный от мазута бензовоз, едущий со стороны Дамаска, тяжело останавливается напротив. Водитель просто без слов протягивает бутыль с водой.  Все понятно, два человека с рюкзаками, на обочине, вокруг пустыня. Вода в этих местах жизненно важный продукт и ей делятся.

- Шукран! – черный бензовоз уносится прочь в указанном стрелкой направления на щите «Ирак».Автостоп в пустыне

К вечеру прибываем в столицу Сирии Дамаск. Темнеет быстро и задача номер один найти ночлег. Идем вдоль дороги, по сторонам хилые глиняные хибары. Ставить палатку у дороги не хотим, поток машин неприкращаемый,  очень шумно и выспаться, просто не получится. Сворачиваем с дороги и уходим все дальше и дальше в трущобы. Людей нет, редкие фонари, через время выходим к большому зданию с виду фабрика. Неподалеку, что то похожее на ручей или сточную канаву, высокий земляной вал, под ним палатку и установили. Первое что действительно потрясло в Дамаске, это когда запел мулла. В городе вероятно сотни, а то и тысячи мечетей. Когда настало вечернее время молитвы, и во всех мечетях одновременно запел мулла, это было что то. Даже палатку перестал ставить. Сначала запел один, затем другой и вот уже весь город… Что то невероятное!

Ночью проснулся от барабанной дроби. Затем автоматные очереди. Что происходит в этой стране? Война? Свадьба? Праздник? Остается просто ждать утра. Спал чутко, часто просыпался, уже на рассвете почувствовал движение возле палатки. Вышел и встретил двух арабов, с виду рабочие, вручил им нашу грамоту, они прочли, что то поняли и ушли. Было довольно рано и солнце еще не взошло, заползаю назад в палатку досыпать.  Проснулся, когда рядом заработал трактор, надо собираться. Трактор это не танк, так что ночью стрельбой, вероятно праздновали что то. В первой же лавочке купили чай и булочки. Булочки, старик продавец разрезал пополам, вложив внутрь сыр. И о чудо выдает  чай в большом граненом стакане! До этого и в Турции и в Сирии чай пили только маленькими стаканчиками. Что хотим увидеть в Сирии так это центральный рынок Сук Аль-Хамидия.  «Сук» по-арабски и переводится как рынок, Аль-Хамидия его название. Рынок самый старый на планете, более 2000 тысяч лет! Торговые лавочки и современного вида магазинчики перемешаны. Сук Аль - Хамидия Проглядываются остатки старинных стен и арок. Город в городе со своими улицами, кварталами. На одних торгуют материалом, на других жестянщики разложили всевозможные поделки из металла. Огромное количество лавок с золотыми украшениями и сувенирной мишурой. На витринах очень красивые женские платья, разных цветов, с арабским орнаментом в бисере. Причем на улицах женщины в основном ходят в сером или черном. В сих прекрасных нарядах женщин видят только мужья, а жаль платья то красивые. Мусульманская страна, что поделаешь, у них даже барби в хиджабе.Барби в хиджабе Народу уйма, всех мастей и национальностей. На слух ловишь английский, польский. И вдруг, окрик – Маша, ну куда ты идешь!?- как же без русских. Вот идет целая группа женщин в цветных пестрых нарядах, на лбу точки, индийки в сари.

 Уйти с рынка без покупки невозможно, идем на поиски арабских платков или как их еще называют в честь Ясира «арафатки». Найти не проблема, а вот с ценой сойтись не очень получается. На то он и рынок что бы искать и торговаться. В начале рынка платки стоили 4$, походив и поторговавшись, находим за 2$, покупаем себе и друзьям. Эти платки  чисто мужской головной убор, женщины их не носят. Носят в основном в деревнях, можно сказать головной убор бедуинов пастухов кочевников. В городах носят пожилые арабы, молодые редко.

 Дамаск настоящий мегаполис, огромное количество людей, машин постоянно сигналящих утомляет. Еще за светло решаем уехать в более спокойное место. Но уехать не так просто. Когда спрашиваешь направление выезда, тебе указывают на автовокзал и очень тяжело объяснить, что тебе нужна именно трасса. Решаем просто останавливать машины и ехать, куда глаза глядят, а там разберемся. Но это тоже не просто. По трассе идет сплошной поток машин и все желтого цвета, такси. Никогда столько таксистов не видел. От жары и выхлопных газов мне становится нехорошо. Голова кружится, подташнивает.  Удача все же улыбнулась и в открытом кузове грузовичка выезжаем за Дамаск. За Дамаском еще грузовичок и снова в открытом кузове. После душного города, ехать в кузове обдуваемый  свежим ветром большое удовольствие. Едем же мы к Средиземному морю в Тартус.

 Солнце начинало садиться, а мы все неслись по пустыне. В открытом кузове становилось все холодней и холодней. Уже хотел стучать по кабине, что бы нас высадили, но водитель остановился сам. Приносит из кафешки горячий чай и сладости, вручает два одеяла. Закрываемся с головой и едем дальше. Высаживают нас уже на знакомом «Холодном перекрестке».  Ехать дальше желания нет, ставим палатку и спать.

 Утро. Отлично останавливаются попутные машины и за пол дня добираемся в город Тартус. В Тартусе легко и свободно дышится, город на берегу моря. Вот только пляжей нет, берег покрыт огромными валунами. В мусульманской стране пляжная культура не развита. Приятно побродить по улочкам старых районов. Все сооружения выглядят довольно экзотично. Зачастую на старинных основаниях надстраивают более новые и живут в них.

 Запросто находим недорогой отель всего за 7$. До берега Средиземного моря метров 100. Душ с холодной и горячей водой, телевизор. Причем комнаты  с видом во двор стоили всего 4$, ну да гулять так, гулять. Напротив причал с множеством лодок, в море виднеется остров Арвад.  В Тартусе запросто находится интернет. Много кальян-баров, и всевозможных кафешек. Днем почти все лавочки  закрыты, к вечеру жизнь в них оживает. Тартус наиболее свободный в нравах город Сирии и редко встретишь женщин в хиджабе. Вечером, гуляя по городу, решаем продегустировать местные сорта пива. Не такая это оказалась простая задача.

- Где можно купить пиво! – этот вопрос многих ставил в тупик.

Пожимали плечами, даже возмущались, показывая на полицейских. Все - таки добрые люди нашлись,  и мы стоим возле магазинчика-комнатушки, полностью заставленной всевозможными емкостями с алкоголем. Пока  разглядывали непонятные этикетки стали свидетелями покупки алкоголя пожилым арабом.  Несколько фраз брошенных друг другу и продавец начинает действовать быстро и четко как заправский бармен. Маленькую бутылочку с прозрачной жидкостью (водка?) наливает в прозрачный полиэтиленовый пакет. Туда же отправляется содержимое баночки колы. Все это вкладывается в еще один пакет, уже не прозрачный, вставляется трубочка, старик расплачивается и уходит. И никто в городе не узнает, что за «ёрш» посасывает дедушка через трубку! Этих черных пакетов везде много в них все заворачивают, вся пустыня в черных пакетах вдоль трасс. Повторить заказ дедушки не решились, купили по баночке пива производства Иордании. Стоимость баночки 80-100 сирийских фунта, около 2$, по вкусу пиво как пиво.

 Хороший вечер, хороший город, один из наиболее приятных которые нам встречались.

 Утром иду искать завтрак, одно плохо забыл книгу - разговорник.  Хотя запаса слов, что бы торговаться уже должно хватать. Правила простые, если есть ценник, торговля не уместна, ценника нет – вперед торгуйся. Одна трудность цифры у арабов, почему то не арабские, а вязью. Их следует выучить заранее, как выглядят и как произносятся. Всем советую, если не хотите переплачивать.    

Покупаю большой бокал с фрешем. При вас в него перемалывают бананы, киви, клубнику, апельсины, крошат лед, фреш готов.
-Кям?- скоько.
-Доллар!- продавец радостно, открыто улыбается.
Улыбаюсь в ответ и отсчитываю ему 25 сирийских копеек (пиастр), это пол доллара и указываю на ценник с этой суммой. С той же улыбкой берет деньги и выдает мой фреш. Вот, что странно, когда на следующий день у этого же продавца покупал фреш, он с 25-ти пиастр дал сдачу еще 5 пиастр! Может стыдно стало, что вчера пытался на нас подзаработать и сделал скидочку, непонятно. Еще до поездки начитался, наслушался, что на Востоке торговаться принято и нужно. Не торгуешься, плати в два раза больше и иди себе на все четыре стороны, а постоять поторговаться поговорить о жизни, чайку с продавцом выпить, вот тебе и скидочка как хорошему человеку. В ценах не разбирался вообще, и понять дорого это или совершенно за бесценок отдают, не понимал, но торговаться начинал сразу, фразой «Гали!» - дорого! Затем брали в руки ручки и рисовали различные цифры на бумаге, я в сторону уменьшения, продавец в сторону увеличения. Так приходили к среднему знаменателю и били по рукам, при чем доволен был как я так и продавец. Я то, что цену скинул, а араб видимо и так ничего не потерял.
Завтрак же решаю купить в маленькой кафе – столовой на набережной. Вхожу, улыбчивые арабы начинают, что то предлагать наперебой. Ни на слух уловить, ни произнести названия блюд не могу. Знаками показываю, хочу глазами видеть, что предлагаете. Приглашают на кухню, открывают котлы, сковородки, угощают. Выбираю рис, баранину, много зелени. Пока все это пакуют, сижу пью чай, позади жаркая кухня, а из открытой двери потоком свежий средиземноморский ветерок, красотища. Со мной сидит араб и показывает фотографии на мобильном телефоне, на фото его дети, братья. Завтрак забираю в отель, стоил он мне около 3$, вдвоем еле справились.
Съезжать из отеля нужно в 12 дня. Собираем рюкзаки и отдаем на ресепшн, сами же налегке отправляемся на остров Арвад.
Напротив отеля причалы, с пассажирскими и рыбачьими лодками. Тут же базар свежей рыбы. Впервые вижу живого тунца. Можно купить рыбину пойти в первый же ресторанчик и тебе её там приготовят. До острова минут 20-ть, не далеко, за 1$ двоих переправили туда и обратно, а удовольствия на миллион. Катер мчался в сторону острова, холодные соленые брызги, волны, солнце, свежий ветер, что может быть лучше после жаркой пустыни.
Остров небольшой, почти полностью застроен. Улицы очень узкие, два человека с трудом расходятся. По периметру острова остатки защитной стены. Плиты в два три человеческих роста, как их сюда доставляли, устанавливали непонятно. На острове существует верфь, лодки – катера, как и сотни лет назад делают из дерева. Арвад был последним оплотом крестоносцев, когда арабы выбили их из Тартуса. Крестоносцы продержались на этом острове 10-ть лет, как можно продержаться на острове в 6-ть квадратных километров такой период времени удивительно.
Жарко, находим среди разрушенных стен выход к морю и с удовольствием купаемся. Вода прозрачная, прохладная, поныряв, нахожу симпатичную раковину, в Черном море такие не водится. Среди камней появился мальчик – араб. Увидев нас, стал кричать, показывая жестами в море.
-Тигра! Тигра! – орал, будто его резали.
На его крики уже стали обращать внимание взрослые жители, чтоб не поднимать панику из моря вышли. Мальчуган все не унимался, - «Тигра!», говорит и все тут. Что за «Тигра» была в море так и не поняли. Сомневаюсь, что бы акулы тем более тигровые водились в Средиземном море.
К вечеру мы снова в Тартусе. Хороший город, но надо уезжать. Заходим в отель за рюкзаками, в холле стоит стол на столе поднос с крупной рыбой, бутылка виски и старенький дедушка. Дедушка эдакого интеллигентного вида со стаканом этого самого виски со льдом. Увидал нас, оживился, пригласил за стол, налил виски и чай.
-Ребята, составьте мне компанию, а то эти арабы надоели – хотя и сам на араба больно смахивал.
Дедушка оказался профессором философии из Ливана. Приехал в Сирию по делам. Узнал, что путешествуем автостопом, рассказал, что в молодости тоже путешествовал подобным образом. По национальности турок, родился в Турции. Однажды взял и уехал из дому автостопом, искать своего жизненного счастья. Заработал капитал, женился, детей завел. Все хорошо, живи да радуйся, только однажды попалось ему учение Ганди. Принял его очень близко к сердцу. Свобода и человеколюбие на грани самопожертвования один из главных тезисов учения. В общем, он взял да и раздал все свое имущество, включая деньги бедным. После чего от него жена ушла и детей забрала. Худа без добра не бывает, на этой почве он защитил докторскую степень по философии. Основой доклада и было учение Ганди. Капитал со временем опять заработал. Объяснил, что человек он довольно состоятельный и поселился в наш дешевый отель только по одной причине. В дорогих отелях смотрят только на его деньги, никто не интересуется, что он за человек. Профессору 70 лет и по его словам с каждой выпитой рюмкой ему на десяток годов становится меньше, в данный момент ему уже было лет 20-ть.
-Следующий мой маршрут, автостопом в небо! – выдает профессор.
Оплатил нам еще одни сутки в отеле и пригласил в ресторан. Вот это здорово, уезжать нам действительно из Тартуса не хотелось. Вечер провели очень здорово.
На следующий день просто отсыпались. Деньги за номер были внесены в 22 вечера, и мы не волновались. Так позно уезжать не хотели и в три дня вышли. На ресепшене никого не было и мы стали ждать сотрудника отеля, что бы передать записку с благодарностью профессору. Сотрудник пришел, и оказалось, профессор уехал рано утром. Мы уходить, а не тут то было.
-Давайте, платите деньги! – затребовал араб.
После выяснения, ситуация вырисовалась следующей. Оказывается неважно, когда были внесены деньги, в 12:00 нужно проплачивать снова. Вот теперь араб хочет, чтобы мы оплатили еще сутки. Объяснил ему, что раз у них такие правила, то он должен был постучать к нам в 12-ть и предупредить, что наша оплата закончилась, а если он этого не сделал, то я сейчас оплачу те три часа что задолжали, но никак за сутки. Спорили долго, объявил ему, что он просто мошенник и предложил вызвать хозяина отеля и полицию, а там будем разбираться кто кому сколь должен. Услыхав о полиции и хозяине, скривился и пренебрежительным жестом показал, что мы можем валить на все четыре стороны. Чем мгновенно и воспользовались. Кто был прав в этой ситуации не совсем понятно. Но нужно сделать выводы, всегда уточняйте время выезда из отеля. Ситуация была немного нервная, но настроения нам не испортила. Так как нас просто отпустили можно считать, что ушлый араб просто хотел немного подзаработать.
Эх, хороший город Тартус, но мы его покидаем. Куда дальше? Едем на реку Ефрат. Неважно, в какой город, а лучше вообще без города. Просто поставить палатку на берегу реки и отдохнуть от всех. Общество арабов действительно начинало немного надоедать. Куда бы ни пошли, везде к тебе усиленное внимание, крики «Хело!», «Халю!», «Велком!». Стоит остановиться, тут же окружает толпа. Предлагают помощь, еду, просто поболтать, подергать за руки, рюкзак. Особый контингент это конечно дети. Собираются стайками по 10-15 человек и преследуют тебя везде, куда бы ни шел. Орут при этом как обезьяны, не обращаешь внимания, орут еще больше, могут и камешком запустить Городские дети самые дикий вариант, наглые не передать. Деревенские, просто чудо, спокойные, испуганно любознательные. Первую неделю это все забавляет, затем просто начинаешь уставать, потом откровенно раздражает. Забраться подальше от людей и отдохнуть пару деньков на Ефрате наша дальнейшая задача. Выбираемся за город, чудесный сирийский автостоп уносит нас прочь от Средиземного моря назад в пустыню. Только к вечеру доезжаем к городу Дер-Ель-Зор. Город большой находится на берегу Ефрата. Выходим при въезде в город. Уходить дальше нет желания, поставить палатку в городе и выспаться невозможно, будут подходить, звать в гости, просто стучаться знакомиться. Нас тут же окружает целая свора детворы и начинает визжать как поросята. Идем, не обращая внимания, от этого детвора еще больше орет и беснуется. Сворачиваем на проселочную дорогу, детвора тут же отстает, значит правильной дорогой пошли. Стемнело полностью. Мы же шли по улочкам странного поселения. Нас окружали темные силуэты низких строений с округлыми крышами. Удивительно, но во всей этой деревне не было видно ни огонечка. Может до того бедный квартал, что даже электричеством не пользуются? Тогда где же собаки, постоянно окружающие поселения бедняков? Ни крика осла, ни блеянья овцы. До того бедные, что всех съели? Теперь же возможно, сотни голодных глаз наблюдает за нами, боясь выдать себя каким либо движением и спугнуть легкую добычу. Ждут, когда у путников закончатся последние силы и… Тьфу! Наваждение.
Пока мистика окончательно не завладела нашими душами, надо выяснить, куда мы попали. Направляюсь к первому же строению с целью изучить его или выяснить кто жильцы. Глиняное круглое сооружение с округлой крышей. Маленькое окошко без стекла, вход полукруглый, тоже довольно не большой. Причем это вход по типу норы, уходил куда то в низ. Спуститься не решился. Хоббиты тут живут что ли? Так ничего не поняв идем дальше. Вот одно радует, людей нет, тихо вокруг и спокойно. Что ж, не бродить же до утра по - этому брошенному поселку, утро вечера мудренее. Ставим палатку и уставшие, после дневного перехода тут же засыпаем.
Утром все становиться на свои места, оказывается, мы ночевали на старом мусульманском кладбище. Все эти странные глиняные постройки оказались гробницами. Были и обычные могилы, без крестов естественно. Вывод, хочешь хорошо и спокойно выспаться иди на кладбище.
Утром подходим к Ефрату. Река похожа на сотни наших украинских рек, утопает в зелени, по берегам камыш, вода прозрачная, видны проплывающие рыбины. Только по берегам финиковые пальмы. Посидели полюбовались, да вот только не совсем этого хотелось, нужно уехать подальше от города. Сказано, сделано, едем. По обе стороны Ефрата километры возделанных полей. Дорога идет как раз по кромке, с одной стороны желтая пустыня, с другой яркая свежая зелень. Никак не можем определиться, где же лучше выйти. Наш грузовичок, то сворачивал в пустыню, то вновь приближался к реке. Так в поисках проехали пол дня и уж изрядно подуставшие, просто вишли в маленькой деревушке.
На центральной улице в разгаре торговля. В основном продукты земледелия. Скот и птицу продают живой, покупатель указывает на курицу, её тут же режут и выдают свежую тушку. Таким способом решают проблему с холодильниками. Каменные печи, выходящие на улицу, работают вовсю. Пекари раскатывают тонкий блин из без дрожжевого теста, закидывают в печь и буквально на глазах получается готовая лепешка. Возле печей очереди, люди покупают по многу, у всех большие семьи. Наблюдаю такую картину: женщина, сидя на асфальте, сортирует лепешки, раскладывая их там же на асфальте. Никого это не удивляет, обычная картина. Уходя, женщины стопки лепешек уносят на голове. Покупаем продукты на несколько дней – чай, консервы, картофель, зелень. Выходим за деревню и отправляемся в сторону Ефрата. По пути много оросительных каналов, в которых купается местная малышня. Загоны с овцами, крестьяне с сапками. Смотрят с интересом, но не подходят, все заняты делом. Дошли до реки, и нашли очень чудесное место для палатки, тень от деревьев и до воды недалеко. Рядом хороший песчаный пляж. Первое, что сделали, искупались, водичка прохладная, свежая, очень здорово! Просто сидели на берегу, медитируя на быстрое течение. Из прибрежных зарослей появились два араба, с ними шли две коровы. Дальше от происходящего даже рты поразевали. Арабы сняли с голов платки, повязали на шеи коровам. Далее запрыгнули верхом, ударили по бокам своих рогатых скакунов и те ринулись в реку. Ефрат они переплыли верхом на коровах! Причем коровы иногда просто исчезали и плыли под водой, видны были только головы всадников. Арабов же это все очень веселило. На том берегу коровы были выпущены, арабы уже самостоятельно переплыли на наш берег. Помахали нам руками и скрылись в зарослях.
Буквально через пять минут к нашему пляжу причалила весельная лодка. Из тех же зарослей опять вышли двое, но уже другие арабы на поводке вели ослика. Цирк продолжался, ослика стали пытаться посадить в лодку. У осла по видимому были еще дела на этом берегу, и входить в лодку не желал категорически. Это была умора! Трое здоровых арабов еле заволокли бедное животное на борт. После чего повалили его на бок и уселись сверху как на лавку. Осел посучил копытами и смирился. На том берегу все повторилось, осел уже не желал выходить из лодки! Усилиями трех животное все же выпихали. С ослом поступили, как и с коровами просто отпустили, сами вернулись обратно. Познакомились с хозяином лодки, он прокатил нас на тот берег и вернул назад. Почему арабы переправляли на тот берег животных и отпускали, была вероятно одна причина – тот берег это остров и скотину отправляли туда на ночь.
К ночи стали готовиться и мы. Собрал хвороста, развел огонь, отварили картофель, вскрыли консервы «тунец в масле» и замечательно поужинали. Появились два молодых паренька сели неподалеку и стали за нами наблюдать. Что то они все по двое ходят. Жестами позвал к костру, они с радостью приняли приглашение. Набрал воду с Ефрата, закипятил кипяток, заварил чай. Ребята еще дров собрали. Сидели, чай пили, болтали, вернее, налаживали контакт. Два разных мира, две цивилизации. Общались жестами и тем запасом арабских слов, которые успел выучить. Любимое занятие сирийцев показывать фотографии и видео с телефона. В основном показывают своих детей, братьев, родственников, однажды даже порноролик из интернета показали. Много фотографий Садами Хусейна. Он для них герой, Америку и Буша никто не любит. Тем не менее, от американских сигарет и кока-колы не отказываются. Начинало темнеть, ребята собрали еще хворосту, принесли котелок воды. Объяснил, что мы хотим отдыхать, а они могут прийти завтра. Ребята попрощались и довольные ушли. Мы же еще немного посидели у костра, попили чаю и забрались в палатку. Уснуть не успели, у палатки послышался шум, мелькнул луч фонаря. Вышел, стоят два араба, уже и не удивился.
- Чего надо, мужики?
«Мужики» предъявляют корочки полицейских, в ответ вручаю нашу грамоту. Читают, понимают, но носом крутят.
- Нельзя вам здесь оставаться! – говорят.
- Это еще почему?
-Опасность, здесь, опасность! – пытаются говорить английским.
Опасность по их словам приходила из пустыни и называлась дикие звери. Понятно, но я тоже не дурак и прекрасно видел, как домашних животных переправляют на остров и отпускают во свояси. Если крестьяне не боятся за своих животных, то и мне бояться нечего. Забегая вперед скажу, лучше бы я их послушал
- Мы путешественники из Украины, дикие звери для нас не проблема. – отвечал подобным образом.
Полицейские еще раз переспросили, еще раз подтвердил, все хорошо, мы со всем сами справимся, помощь нам не нужна. Мой ответ их как то даже развеселил. Похлопали по плечу, молодец уважаем, и ушли. Спалось все же, как то тревожно, часто просыпался. Со стороны острова, раздавались оружейные выстрелы. По звуку палили из ружей, от диких животных отстреливаются что ли? Затем по реке шла весельная лодка выдавая себя характерними всплесками. Затем проплыл моторный катер с прожектором. Луч скользнул по палатке, не останавливаясь. Со стороны Ефрата нас заметить было трудно, палатку установили в хорошо защищенном кустарником месте.
Сквозь сон услыхал шаги возле палатки, кто то стоял рядом и светил фонариком. А вот и не буду выходить. Стоит себе палатка, ночь, люди спят, топайте дальше. Но ночные гости уходить не собирались, стали даже по тенту тарабанить. Сдерживая раздражение выхожу. Стоят опять двое, мне незнакомы.
Объясняю, что мы отдыхаем и если у них есть вопросы к нам, то добро пожаловать с утра. На всякий случай показываю грамоту. Мне светят фонариком прямо в глаза, и я ничего не вижу. Показываю жестом, в глаза не свети! Результата нет, подхожу и рукой отвожу фонарик в сторону. Наглый араб снова направляет фонарь, прям мне в лицо. Тогда просто бью рукой по фонарику и выдаю трехколенный русский мат!
- С…, Б…., какого Х..!
Из темноты появляется третий. Лицо полностью замотано платком, только глаза. Хватает меня за руки и силой начинает оттаскивать от палатки. Вырываюсь. В этот момент четко осознаю не гости это. В руках у всех сапки, поведение наглое, одним словом бандиты. Человек с замотанным лицом бьет себя в грудь и гнусавым голосом говорит, что он полицейский.
- Покажи документы! – требую у него.
Документы не предъявляет и нагло начинает забираться в нашу палатку. Ну, это уже слишком! Бросаюсь следом с целью вытащить за ноги паразита. Двое других, замахнувшись мотыгами, бросаются в мою сторону. В этот момент раздается голос муллы, призывающего к утренней молитве. Было четыре часа утра. Отхожу в сторону, жестами показывая, берите что хотите. Мысли хороводом кружатся в голове, нас грабят и это совершенно понятно. Сам факт грабежа в голове не укладывается. В мусульманской стране, где путешествующие люди считаются чуть ли не святыми, грабят, да еще во время молитвы муллы. У этих людей нет ни веры, ни совести. Что дальше?! Возможно после того как обчистят палатку возьмутся за нас. Сапками по голове, трупы в Ефрат, документы сожгут. Ощущение, что сейчас тебя убьют интересное, но лучше его не испытывать. Пока бандиты чистят палатку, потихонечку отходим к зарослям кустарника. Сопротивляться трем, вооруженным шансовым инструментом бандитам смысла нет. Наш союзник ночь и вижу только два выхода. Прыгать в Ефрат или уходить зарослями по берегу. Сделав свое грязное дело, преступная троица бросилась бежать без оглядки. Нам осталось подсчитывать потери. Пропало два мобильных телефона, цифровой фотоаппарат, охотничий нож, все деньги. Главное, паспорта остались на месте! Без всего, что у нас украли путешественник – автостопщик может существовать, более того, продолжать свое путешествие. До обидного жаль 2 гига фотографий в фотоаппарате.
Впрочем, так просто сдаваться мы не желали. После пережитого страха пришла вторая волна праведного гнева. Поставить палатку посреди ближайшей деревни, собрать народное ополчение, прочесать дельту реки и пустыню, найти негодяев и повесить на первой же финиковой пальме! Шутки шутками, но просто так решили не уезжать. Как говорил товарищ Жеглов «Вор должен сидеть в тюрьме!» Если мы не подымем панику и молча уедем, следующие путешественники станут такой же легкой добычей. Бандиты еще пожалеют, что не прикончили нас на месте.
Рассвет только намечался, и мы пошли в сторону деревни. Были опасения засады, шли не по основной дороге, а обходными тропками. Шли медленно прислушиваясь. В полях же подстерегала другая опасность. Огромные пастушьи собаки. Если днем они сидят на цепях и в вольерах, то ночью их отпускают для охраны овец и полей. Скажу вам это не собаки, а настоящие монстры. Огромные, похожи на кавказцев и такие же злющие. На ошейниках веером вокруг шеи, что то похожее на кинжалы по см20-ть! Зачем такая защита для горла, может действительно, здесь водятся дикие животные. Собаки за диких животных приняли нас, и пришлось очень много петлять. Шли прямо по засеянным полям, переправлялись через арыки. То и дело на пути появлялись адские псы, приходилось возвращаться, искать новые пути. Через глубокие арыки вообще переправиться возможности не было никакой. По берегу одного, ходили довольно долго, пока нашли переправу в виде ржавой трубы. К деревне подходили уже в самый рассвет. Раннее утро, но деревня уже не спит. Рынок весь в движении, народ снуёт туда-сюда, товар таскают. У первого же продавца спрашиваем, где у них полицейский участок. По нашему виду и так было понятно, что с нами, что то произошло, мокрые и грязные. Без вопросов сам ведет нас в участок. Участок оказался совсем недалеко. Продавец указал на одноэтажное серое здание окруженное забором и вернулся к своему товару. Подошли, ворота открыты, во дворе джип, мотоциклы. Свободно подошли к массивной металлической двери и постучали. Ответа не последовало, постучал сильнее, тишина. Еще очень рано, солнце не встало, хотя было уже довольно светло, очевидно спят как сурки. Но должен же у них быть дежурный. Обхожу здание, по кругу стуча во все окна. Подъем ребята! Пора с преступностью бороться! В участке слышаться звуки и дверь отворяют. На пороге стоит уже знакомый нам полицейский один из тех, кто приходил ночью предупредить о диких зверях. Вся левая щека располосована царапинами, будто его медведь лапой ударил. Вечером он был совершенно целёхонек.
Увидав нас, полицейские очень удивились, их реакция была приблизительно следующей:
-«Мы же вас предупреждали!»
Да предупреждали, но предупреждали, о каких то мифических зверях, а тут люди похуже зверей. Впрочем, полицейские английский язык не понимали и было непросто объяснить, что же с нами случилось ночью. Рассказать о самом факте грабежа труда не составляло, но для поимки преступников этого мало, нужны приметы, детали. Начинаю вспоминать все, что случилось ночью. Преступников было трое, по крайней мере только троих видел я. Один плотного телосложения, второй худощавый и длинный, третий среднего роста. Лиц не запомнил совершенно, почти постоянно светили фонариком в глаза. Так, хорошо, но мало. Начинаю из уголков памяти извлекать некие крупицы, пытаясь сопоставить их в факты зацепки. Худой и длинный как то странно стоял, постоянно заваливаясь на бок упираясь на сапку. Отчетливо разглядел их обувь, после перехода ручья она была грязной. Третий бандит отличался от двоих тем, что прятал лицо за платком, он же бил себя в грудь утверждая, что он полицейский. Вел себя наглее всех, первый полез в палатку. И что - то странное с голосом. Когда говорил, как то фальшиво гнусавил. Уже потом появилось ощущение, что бандит не хотел, что бы его узнали. С другой стороны в этой стране многие ходят с платками на голове, или заматывают лицо, защищаясь от ветра или мошкары. Но все же это какая никакая, но зацепка: если бандит маскировался подобным образом то это может означать лишь одно, мы его уже видели ранее. Подвергаю тщательнейшему анализу весь вчерашний день. Наша палатка стояла в незаметном укромном месте, но все же некоторые люди её видели и могли ночью прийти грабить. Что это за люди? Два веселых араба с коровами, лодочник и два араба с ослом, двое ребят студентов и двое полицейских. Итого девять человек. Полицейских исключаю, двое ребят студентов из списка тоже вычеркиваю. Все умозаключения делал, полагаясь исключительно на интуицию. Арабы с коровами через некоторое время тоже отпали. Остаются лодочник и двое с ослом. Лодочник катал нас по Ефрату, довольно крупный с добродушным лицом араб, - вычеркиваю. Двое с ослом. Среднего роста особых примет не заметно, хотя… У одного при улыбке во рту сверкал золотой зуб. Не улыбка, оскал, взгляд из подлобья. Неприятный тип в общем, но обвинять человека только потому, что мне не понравилась его улыбка глупо. Все же решил настаивать, что ограбил нас человек с золотым зубом, пусть его поймают, а там разберутся.
Полицейские послали машину в район за переводчиком, нас же поили кофе и чаем. До приезда переводчика развлекал полицейских тем, что пытался объяснить, что произошло ночью при помощи рисунков в стиле древних петроглифов каменного века. Вот река, наша палатка и солнце – день. Дальше на рисунке появляется лодка лодочник, осел и два пастуха. Теперь рисую месяц – ночь. Показываю на одного из погонщиков, на пальцах объясняю - напал он. Спрашивают, опять таки на пальцах, было ли у них оружие? Рисую сапку, долго они не могли понять, что за оружие использовали преступники, когда поняли, смеются. Вообще полицейские много смеются, поят нас чаем, курят и смеются.
Наконец то привозят переводчика. Школьный учитель из областного города, толковый мужик, все очень правильно перевел. Пошла закипела оперативная работа. Приехал начальник участка, представительный офицер в форме с иголочки. Как сказал переводчик, его вызвали прямо со дня рождения друга из соседней деревни. Часть полицейских разъехалась на мотоциклах по деревне, двое остались с нами, протоколируя все услышанное. Затем стали приводить подозреваемых. По лицам все равно бы никого не узнал, просил открыть рот и показать зубы. Как опытный стоматолог, ставил диагноз, не он, не те! Через некоторое время нас отпустили отдохнуть. Привели в один из домов деревни – здесь говорят, живет Мухтар. Про себя улыбнулся, у нас Мухтарами собак называют, у них людям имена такие дают. Потом, объяснили Мухтар очень уважаемый человек, у него печати и ключи от города, если конечно я все правильно понял. Про себя стал называть его мэром города, или председателем колхоза. Возможно, это и не верно, но другого сравнения в голову не пришло. Внешне Мухтар соответствовал своему званию, седоволосый, седобородый старец в длинном халате и платке на голове. Двор Мухтара находился в пяти минутах ходьбы от полицейского участка. Во дворе всякая живность, овцы, куры, осел. Женщины принесли кувшин с водой, мы умылись. При входе в дом разулись и нас провели в просторное помещение совершенно без мебели. На полу ковры, по периметру подушки. Обычный сирийский дом, никаких излишеств. Все сидят на полу и чувствуют себя комфортно. В последний раз более менее продолжительное время на полу сидел в детстве, но как только смог дотянутся до табуретки, пересел на нее и чувствую себя на различных видах стульев весьма комфортно, чего не скажешь о сидении на полу. Ноги в форму лотоса у меня не складываются, по татарски, тоже долго сидеть не могу, ноги затекают. В итоге постоянно кручусь в поисках удобной позиции, арабы посмеиваются, глядя на мои мучения, и подкидывают мне подушки, хоть для меня от них мало пользы. Очень хочется просто протянуть ноги, но этого делать нельзя. Показывая ступни ног, в арабском мире оскорбляешь присутствующих. Хорошо, что еще дома прочел об этом, иначе оскорблял бы всех на лево и на право.
Традиционно угостили чаем и кофе. Кофе очень крепкий, ароматный я не знаток кофе, но такого насыщенного напитка точно никогда не пил. Наливают в очень маленькую кружечку и буквально закрашивают дно. Один глоток и все. Араб с чайником подождал пока я выпью и смотрит с улыбкой.
-Спасибо!- говорю – Шукран!
За его спиной полицейский показывает, что нужно покачивать кружечкой со стороны в сторону. Решил, что это и есть знак благодарности, покачал. Мне тут же налили еще, выпил, снова покачал, налили опять. Нет уж братцы, так у меня сердце остановится, хватит. Позже узнал, что покачивая чашечкой, просишь добавки, еще можно языком прищелкивать. Принесли подносы с едой, и мы пообедали. Еда простая и сытная. Мясо, оливки, много зелени, сыр, хлеб. После обеда идем в гости к полицейскому, который приходил к нам ночью к палатке. Эти двое полицейских оказались не только сослуживцами, но и друзьями. Один большой много говорит и смеется, второй поменьше и помолчаливей. Хотя возможно это травма лица мешает ему смеяться и говорить. Кстати получил он эти ссадины, когда возвращался после нашей встречи на берегу, упал с мотоцикла. Да уж, наделали мы тут переполоху. Дома у полицейского была жена и маленький карапуз сынишка по имени Мамуди. Полицейский в нем души не чаял, все время вертел его в руках и произносил его имя: Мамуди, Мамуди, Мамуди…
Я вот даже имя полицейского не помню, а Мамуди запомнил. Семья молодая всего один ребенок, но жена уже беременна вторым. В доме оказалась стиральная машинка, в которой жена выстирала наши вещи, и душ, в котором с удовольствием искупались сами. Полицейские оказались не местными деревенскими, а с большого города. Просто для того чтобы работать в городе им нужно по несколько лет отработать в селе. Те же правила у учителей, врачей. Таким образом, правительство решает проблему кадров в глубинке. Кто, отработав повинность, возвращается в город, а кто вероятно и остается, женившись и привыкнув. Дом полицейскому выделили по службе, да и быт у него городской. Стиральная машинка – автомат, стол с компьютером и даже диван в зале. Хотя гости все равно стараются сесть на пол. После стирки и душа нам дали возможность поспать. Бессонная ночь давала о себе знать, глаза просто слипались.
Хорошо отоспаться все же не вышло, нас разбудили и повели в участок. На каком этапе находится наше дело, было непонятно. В деревне событие подобного рода, вероятно, приписывается к ЧП. Ограблены иностранцы и что скажет высшее начальство и так понятно, по головке гладить не станут. С другой стороны открыв это преступление можно делу дать хороший резонанс, мол и мы тут в глубинке не лыком шиты. Все это отчетливо читалось на задумчиво – напряженных лицах полицейских. Наш новый друг, отец Мамуди, ходил по участку взад – перед, мрачнее тучи.
- Он очень близко к сердцу принял вашу беду, считает долгом чести найти преступников,- объяснил переводчик.
Пред наши очи был доставлен лодочник. Вида был очень испуганного, жаль его стало. Попросил перевести, что бы он не волновался, а просто сказал, как найти человека с золотым зубом. По словам лодочника, он его сам в первый раз видит. Результата нет, но круг уже сужался, я это чувствовал. Лодочника отпустили. Затем были еще люди как кони, показывающие мне зубы и все не те.
Привели очередного задержанного.
-Зубы покажи!
Показывает, но как то мельком. Все же отчетливо замечаю, нет там у него золотых зубов. Нет не он!
Далее события развивались следующим образом. Наш друг, полицейский подходит к задержанному, пальцами открывает ему рот. Пару секунд чего - то там разглядывал и вдруг наотмашь бьет по лицу. Платок с головы задержанного улетает в одну сторону, задержанный в другую. И это было только начало, удары посыпались один за другим, он просто озверел. Было ощущение, что задержанного сейчас просто убьют. На шум прибежали другие и за руки оттянули отца Мамуди, вытолкали его за дверь. Положение задержанного особо не изменилось, так как бить его продолжили уже пришедшие, правда, не с таким азартом.
Учитель прокомментировал это следующим образом:
«Don’t vorry, its work!»  
Не волнуйтесь, они просто выполняют свою работу.
Выяснилось следующее, по деревне пошел слух, что ищут человека с золотым зубом. Ночной преступник понял, что я каким то образом его все же вычислил. Первое, что пришло ему в голову это сорвать золотую коронку, что он и сделал. Коронку несомненно ставил стоматолог, а когда он сам плоскогубцами её выдрал то остались кусочки золота и кровь. Вот именно это и заметил наш полицейский. Нет слов браво! Оставались еще два подельника, но это уже было делом техники. Бандита увели туда где он сдал всех своих подельников. Наш полицейский просто сиял.
Вскоре привели второго и допрос повторился. Узнать его не смог, хотя фигура худощавая и главное прихрамывает. Объяснил, что фигурой похож, а лица не запомнил. Задержанному задали несколько вопросов, машет головой нет мол, не знаю, не был, не видел. Допрашивающий его офицер смачно бьет задержанного в голову, затем еще и еще.
Побитого араба уводят.
- Сознался,- констатирует переводчик.
Через некоторое время привели третьего, и все повторилось снова. Пару вопросов, пару ударов и сознание готово.
-Все, подвел итог переводчик,- сознались все!
Что то сомнения у меня появились. Если бы меня так били, то сознался, что сам себя ограбил, а возможно и изнасиловал и убил. Человека с золотым зубом вообще назвал чисто интуитивно. Хотя на воре и шапка горит, для чего то ж он себе коронку то вырвал. Полицейские мои сомнения развеяли очень быстро. Принесли наши мобильные телефоны, фотоаппарат, деньги. На фотоаппарате сохранились все снимки, включая самого бандита с золотым зубом, попал в кадр еще на Ефрате. В мобильных телефонах отсутствовали Сим-карты. Еще оставался Чешский охотничий нож, но о нем решили не вспоминать.
Забиваю последний гвоздь в преступный квартет.
-Человек с золотым зубом бил себя в грудь и утверждал, что он полицейский,- объявил я.
Наш здоровый полицейский нахмурился и выдал следующее.
-За то, что он оскорбил честное имя полицейского, пойду и накажу его лично!
Взял дубинку и пошел наказывать. Дубинка была не полицейской, резиновой, а обычной деревянной дубиной.
Причем, он как то стеснительно пытался запрятать её от нас, когда выходил в дверь.
С нас сняли последние показания, подписали целую тучу протоколов. Переводчик сообщил, что о нашем деле было доложено в область, и сам министр взял под контроль нашу судьбу. Что за министр так и не понял. Полицейский, обнаруживший вырванную коронку, светился от счастья, снова громко смеялся и размахивал руками. Пригласил в гости отпраздновать удачно раскрытое дело раскуриванием кальяна.
Сидели до самого вечера пили чай выдыхали ароматный табак и вспоминали все моменты следствия. Методы работы сирийский полицейских конечно, жесткие, даже шокирующие, зато как показал случай вполне надежные. Во время, моего путешествия на Байкал у меня в Иркутске украли рюкзак (можно сказать отобрали). Не смотря на то, что в милиции рассказал гораздо больше информации, чем сирийским полицейским, помочь мне не смогли. От Иркутска до Одессы добирался автостопом без рюкзака, теплых вещей и снаряги, а это около 7-ми тысяч километров.

 

 Еще днем в сопровождении двух друзей полицейских поехали на джипе на берег Ефрата, забрать оставленную палатку и вещи. Джип мчался по проселочной дороге, поднимая тучи пыли, пока на пути не появилась преграда. Прям посреди дороги стоял осел хвостом к джипу. Ни автомобиль, подъехавший в плотную, ни звуки клаксона его совершенно не волновали. Стоял как памятник, даже ушами не повел. Потихоньку объехали упрямое животное по обочине. Когда поравнялись с его мордой, полицейский  кулаком, от души, ударил осла между ушей. Животное помотало головой и отошло буквально на пару метров.

 Дорога закончилась, и к палатке подходили пешком.  Возле ручья паслось стадо овец,  и мы тут же были атакованы огромными собаками. Полицейские были вооружены и боятся нечего, но копы сделали то, что вообще при нападении собак делать не стоит в любом случае.  Они кинулись бежать. Собаки естественно среагировали и кинулись  на нас  с удвоенной силой. Несмотря на пересеченную местность,  с легкостью обогнал копов. Остановил нас только берег реки. Я был готов уже прыгать в воду как полицейские, повернувшись встретили зверюк градом камней. Спасение пришло в виде пастуха, отозвал собак. Палатка стояла на месте, собрал вещи, и мы вернулись в участок.

 Уже стемнело, когда за нами заехала полицейская машина. Погрузили наши вещи, со всеми попрощались и нас повезли в областной центр. В машине находились мы, водитель и начальник  сельского участка, весь при параде, как же к начальству едет. Ехали довольно быстро, освещая пустыню мигалками.

 Областной  участок напоминал военный форт. Высокие заборы, многоэтажное здание освещенное прожекторами, вооруженные часовые. Когда начальник проходил возле постового, тот отдавал честь, взбрыкивая ногами как конь, очень забавно.

 Кабинет главного полицейского соответствовал статусу хозяина. Просторное помещение, с роскошной мебелью, коврами. Пока нас поили кофе и кормили сладостями, шеф выслушал доклад о раскрытом деле. Затем кому то звонил. Переводчик объяснил, что звонок был к своему русскоговорящему другу, и он сейчас приедет. Приехал эдакий круглый человечек, действительно не плохо   

 говоривший по русски.

 - Что мы можем сделать для Вас еще? – великодушно спросил главный.

 - Разрешите поставить палатку у вас в участке и переночевать? – просьба его огорошила.

 - Зачем в палатке, у меня дома ночуйте!

 - У меня ночуйте! – ударил себя в грудь полицейский из деревни.

 - И у меня можете! – воскликнул переводчик.

 - Или ко мне, добро пожаловать! – скромно предложил круглый человечек по русски.

 Долго не думая выбор пал на русскоговорящего. Имя Ясир, учился пять лет в Одессе в медицинском. Теперь фармацевт, снабжает сеть аптек лекарствами. Жена украинка из Ивано – Франковска, работает акушером.  Приехали на машине к ним в двухкомнатную квартиру  и о чудо увидели спутниковое телевидение на русском. Жена Ясера совершенно не носит «Хиджаб», да и вообще эдакая свободная веселая тетка. По её словам запросто может зайти в любой кальян – бар, куда нельзя заходить местным женщинам, попить кофе, покурить. Всем своим видом показывает, что не мусульманка. Может, говорит, и в морду любому арабу дать если надо. Ясир не возражает, потому что любит.

 Дождались еще одного товарища, «иракский сириец», как его представили и поехали в ресторан. Как все стремительно меняется в жизни. Только вчера нас грабили на этом же Ефрате, а сегодня мы смотрим в окно на плавающие лодочки, вокруг бегают официанты, а стол ломится от еды.

 Ночевали у Ясира, он выделил комнату с кроватью, сам с женой пошел спать на пол.  Утром завтрак, чай с сыром, и Ясир вывозит на машине нас к выезду из города. Над  трассой красуется указатель «Turkish border 100км», вот и отлично, будем выезжать из страны. Прощаемся и идем останавливать машину.

  Мне вдруг становиться плохо. Рвота, расстройство желудка, голова кружиться. В таком состоянии не могу ехать. Лег в тени чахлых деревьев и собрался помирать, здорово меня скрутило. Через час легче не стало, пришлось ставить палатку. Вероятно, у меня была температура, проспал весь день, в каком то  полубреду. К вечеру состояние немного улучшилось, остановили машину и уехали. Через некоторое время пересели в другую машину, где я забрался в спалку и уснул. Постоянно подташнивало, голова кружилась. Стемнело полностью. Ехали довольно долго, но границы видно не было. На вопрос водителю, когда же будет турецкая граница, отвечал, не волнуйтесь, скоро. В свете фар мелькнул указатель «Irak 28  km»

 - Йо, маё, так ты в Ирак едешь? – закричал водителю.

- Ну да, конечно в Ирак!

 -Так говорили же тебе, что нам нужна Турецкая граница!

  - А какая разница, Турецкая или Иракская?

Как дети ей Богу, пока мне было плохо, и я спал, не заметил как нас повезли в другую сторону. Водителю интересно видимо подвозить экзотических попутчиков едет и молчит.

- Ладно, останови вот здесь возле заправки, нам в Ирак не нужно.

Решили дождаться утра, что бы выяснить, где же находится турецкая граница. А пока спать. Палатку решили ставить за заправкой. Но только вышли в поле увидели ночующую отару овец, собаки почуяли нас еще раньше. Пришлось в спешном порядке отступать обратно к заправке. Нечего судьбу испытывать, ставим палатку прямо напротив заправочной станции. К заправке подъезжают два черных бензовоза. Пожилые дальнобойщики зовут нас пить чай. Стелют на асфальт коврики и садятся, сажусь с ними. Поглядев как неловко сижу, приносят раскладной стульчик. На походной горелке готовим чай и сыр. Сыр у них твердый как камень,  но           если его положить в кипяток становится мягким и очень даже съедобным. Подобный сыр нам вручила в дорогу жена Ясира. Такой же сыр был и у дальнобойщиков.

 Ночь прошла спокойно, на утро заходим на заправку умыться и воды в дорогу набрать. Заправщик напоил чаем и рассказал, как добраться до Турецко – Сирийской границы.  Через часа три поменяв несколько машин, въезжаем на пикапе в небольшой приграничный городок. Парень развозит лед в пакетах,  доставил  прям в свой магазинчик. Пока нас угощают кофе, наблюдаем как специальные машины дробят лед, а молодые ребята заворачивают  кубики в специальные пакеты. Пока сидели, подходили люди и довольно бойко скупали эти самые пакеты фасованного льда. Неплохой бизнес в условиях жары.

 До границы оказалось недалеко, можно пешком дойти. Ничем примечательным городок не отличался, разве, что стали появляться машины с турецкими номерами. Что ж, граница рядом!

 Перед тем как покинуть страну тратим последние фунты на сувениры и продукты. Городок вообще похож на один сплошной рынок, торгуют все и везде. По рынку иногда пробегают огромные крысы и некоторых успевают убить, и они просто валяются на тротуаре.

 Жарко, садимся на ступеньки в тень дома передохнуть. Отворяется дверь и нам на встречу выходит сухонькая старушка и без слов протягивает два стакана чая. Пока пьем, торговец овощами вручает горсть огурцов. Снова появилась старушка и жестами пригласила следовать за ней. За дверью оказался довольно уютный, чистый двор и дом. В доме жила довольно обеспеченная семья. Диваны, стулья, компьютер с интернетом. Бабушка накрыла на стол. Будто гостей ждала, жареная курица, сыр, оливки, огромное количество зелени. Сын бабушки, довольно интеллигентного вида мужчина, составил нам компанию. Бабушка, накрыв на стол, так же тихо удалилась. За обедом рассказали о своих приключениях и куда направляемся дальше. Нам тут же предложили остаться на ночлег. Был только полдень и мы отказались.

- Оставайтесь, все равно сегодня никуда не уедете!

Отказываемся снова, и вдруг замечаю в углу шахматную доску.  Предложил сыграть и гостеприимный хозяин согласился. Часа полтора ожесточенного сражения, два литра выпитого чаю, и игра сводится в ничью. В это время пришла дочь хозяина. Объяснила, что уехать нам сегодня действительно не удастся, граница открыта только до 15:00. На часах же было 15:30, если бы не партия успели бы.

 - Говорил, же, что не уедете! – обрадовался хозяин.

Не смотря на уговоры остаться, все же решаем уходить. Прощаемся и направляемся к границе узнать все из первых рук. Граница перерезала город на половину, и переход находится прям в городской черте. Вдали уже виднеются красные турецкие флаги, но впереди закрытый шлагбаум. Сразу за шлагбаумом сидит человек, в гражданской форме попивая через трубочку  матэ. То, что этот человек пограничник можно было догадаться только по автомату в руках. Увидав нас подошел и объяснил все что мы уже и так знали, граница закрыта приходите завтра.

- А где можно найти круглосуточный переход?

-Алеппо.

 В Алеппо мы и поехали. Через Алеппо мы и пересекали границу, но это было почти на том конце страны, а ждать утра просто не хотелось. Решили ехать вдоль границы, если верить нашей карте, то дорога соответствующая имелась. Выходим за город и тут же уезжаем на фуре. Справа Турция, слева Сирия, дорога прямая, красота.  Вскоре машина сворачивает вглубь страны, мы же остаемся на месте. Над Турцией ходят черные с виду дождевые тучи. Над Сирией чистое небо. По рассказам местных жителей дождь в Сирии редкость. Неужели границу тучи не пересекают?

 Вечереет, по пустыне тонкой цепочкой возвращается в деревню отара овец. Овец арабы называют «кайчёт», если конечно правильно расслышал. Но на слух слышится «кайот», так их и называл – койоты.

«Цепочка койотов возвращается в деревню»

 Койот, собственной персоной!

 Машин очень мало, но долго не стояли, вскоре стопиться грузовик, что то типа нашего КАМАЗа. Водитель с пассажиром, спального отсека нет. Куда же интересно, он хочет взять нас? Водителя это ничуть не смущает, рюкзаки наши ушли в кузов, а мы еле втиснувшись, сели друг другу на руки.  Едем, не очень комфортно, но все же едем. Водитель сообщает, что едет в Алеппо, что ж чудесней не бывает. Вскоре третий пассажир выходит, и ехать становится гораздо приятней. Стемнело, водитель постоянно пытается говорить по телефону, правда с телефоном, что то не так. Чтобы привести его в рабочее состояние, периодически дубасит им по приборной доске. Бьет и смеётся. Починить таким способом его конечно невозможно, поэтому прихожу к выводу, что он просто наказывает  телефон подобным образом.

 Посреди ночи глохнет машина. Наш водитель взял монтировку, открыл капот и стал наказывать уже машину. Дубасил минут 15-ть, затем сделал вывод, что машина не поедет. Ночь, совершенно пустая дорога, рядом Турецкая граница, а вокруг пустыня. Достаем рюкзаки и ставим палатку. Дует очень сильный ветер и палатка устанавливается с большим трудом.

 

С рассветом просыпаемся и замечаем, что наши рюкзаки все в цементе, пропитались порошком насквозь. Машина стояла на месте, водителя не было, то ли ушел, то ли уехал за помощью. Заглянул в кузов там цемент россыпью. Ну что за человек?! Как нас с такими рюкзаками в машину возьмут? Разве, что  в скотовозку, коих по дорогам передвигается в изрядном количестве. Везут овец, чуть ли не колоннами, а в отсеках, где наши дальнобои хранят запчасти, а турецкие походную кухню, торчат собачьи морды. Потратили достаточно много времени  на очистку, но привести в прежний вид все же не удалось. Ждать этого хорошего человека конечно же не стали. Застопили мини грузовичок и укатили.  Рюкзаки  снова уши в кузов, предварительно привязав их к бортам, чтобы не вылетели по дороге, бывали уже случаи. Во время пути водитель предлагает заехать к нему на работу, а потом домой в гости. Тут же отказываемся, так можно еще застрять на неопределенное время. Но на работу все же завозит, «не далеко и не долго», пообещал. Работал он в меловом карьере, что то выгрузил возле вагончика – бытовки и мы тронулись дальше. Причем не сразу на трассу. Гостеприимный водитель решил показать карьер. Карьер впечатлял, все белое и очень странного вида машины в стиле кибер – панковского фильма «Безумный Макс».  Когда же мы все - таки выехали и стали прощаться, то чуть не упали. Наши несчастные рюкзаки были полостью покрыты слоем мела, совершенно белые. Нет слов! Нашего возмущения водитель даже не заметил. Весело помахав рукой, укатил обратно в свой карьер.

  Стоим, глядим на свои рюкзаки, которые даже на себя одевать страшно. К слову высадили нас возле шиномонтажной мастерской. Улыбчивый араб в промасленном комбинезоне при помощи компрессора выдул с рюкзаков весь мел и цемент. Как скажите можно обижаться на этих людей. Два водителя руководствуясь исключительно благими намерениями, превратили наши рюкзаки в два грязных мешка. Мы еще не успели полностью насладиться нашим горе приключением, как первый же араб вычистил наши вещи. Все так непосредственно, как замкнутая цепочка.

 Вот стоим уже с чистыми рюкзаками и хорошим настроением. В хорошем настроении машины останавливаются и везут гораздо лучше, замечено не раз. Правда, в Сирии тебя повезут в любом настроении, главное руку подними, а то не поднимая. Останавливается легковой автомобиль. Муж и жена едут в Алеппо. Машину только купили, сидения в целлофане. По пути заезжаем в кафе, нас угощают кофе, сыром, сладостями. Узнав, куда мы направляемся,  водитель берется вывезти нас за Алеппо.  Завозим жену домой и пробираемся старыми узкими улочками в сторону выезда из города. В Алеппо уже второй раз, город большой и передвигаться пешком достаточно утомительно. Пробки машин, сильная жара, пыль и загазованность, быстро отбирают силы.  Совсем другое дело перемещаться в автомобиле с кондиционером, одно удовольствие.  Выходим возле уже знакомого памятника кувшину. Прощаемся и направляемся к последнему отрезку пути в этой стране. Нас тут же подбирает мини грузовичок, забравшись в кузов, отправляемся на встречу Турции. Вскоре бусик сворачивает с основной трассы. Мне это сразу не понравилось, гостей и приключений достаточно. Впрочем, останавливаемся  почти сразу возле старенькой постройки. На мои вопросы отвечают, все хорошо, сейчас поедем.  К нам в кузов садится еще пассажир, и мы отправляемся дальше. Проехав немного по трассе, вновь сворачиваем.

- В чем дело? Куда мы едем?

Араб, сидящий у нас в кузове, успокаивает, все нормально сидите. Проехали, деревню, затем поле снова деревню. По моим ощущениям проехали километров десять – пятнадцать. Выехав за очередную деревушку, наш попутчик стал вести себя более чем нагло. Вначале полез в карман чехла от гитары и стал доставать всякие мелочи. Тут же отбираю все это. Он же переключился на рюкзак и стал бесцеремонно отстегивать застежки. Ах, вот оно что!  Уже трое таких  свое получили и ты туда же. Картина прояснилась очень отчетливо. Ребята подобрали по дороге двух белых туристов, заехали за подельником и теперь вывозят жертв  подальше в поля. Действовать нужно было быстро. Вскакиваю на ноги и со всех сил тарабаню по кабине. Машина тут же останавливается и мы тут же выпрыгиваем за борт. Наглый араб вслед за нами. Одной рукой хватает меня, другой вырывает фотоаппарат. Из кабины выбегают еще двое в руках одного монтировка. Ситуация не в нашу пользу. Араб, держащий меня за руку начинает нервно требовать:

-Доллар, доллар!

Достаю из кармана пять украинских гривен, протягиваю со словами – двадцать долларов! Бандит с удивлением принял чудную купюру. Секундная потеря бдительности и я выхватываю фотоаппарат обратно, вырываю руку и пускаемся наутек. В метрах двухстах в поле работали крестьяне и мы рванули в их строну. Преследовать нас не решились. Крестьяне в этот момент грузились в кузов машины. Без спросу запрыгиваем вместе с ними и тут же уезжаем. В первой же деревушке высаживаемся. Ух, что можно сказать нас опять пытались ограбить. Слава Богу, во время среагировал , отделались легким испугом. Что ж можно продолжать путешествие дальше.  Только вот в душе снова волной встало чувство справедливости.  Еже ли это все оставить, они же снова грабить начнут. Вздохнули и решили бороться с преступностью дальше, как говориться до победного конца.  

 Стучимся в первый же дом. Открывает женщина, приглашает войти во двор. Телефона у них не оказалось, но тут же зовут чаю попить, поесть, отказываемся. Неожиданно дарят букет цветов. Уходим. Первого встречного спрашиваем, где ближайший полицейский участок. Араб с белоснежной улыбкой, каким то чутьем понял, что с нами произошло. Притащил мгновенно два стула, вручил по связке бананов. Вот сидим на перекрестке жуем бананы, а вокруг уже целая толпа собирается. Народ возмущен, кто мог гостей обидеть? Наш помощник показывает, что  руки нужно рубить за такие вещи, соглашаемся. Народ приходит к какому то решению и нас ведут в дом. Всё начинает повторяться по известному сценарию. Большая комната, в которую потихонечку собирается все прогрессивное население деревушки. Нас поят чаем, на полу появляются большие подносы с едой. Находят переводчика. Переводчик  английским владеет, как и я, двух слов сложить не может. Вероятно, изучал когда то теперь вот на ходу вспоминает. Все вокруг шумят и много курят. Вскоре в комнате уже дышать нечем. Еда просто в рот не лезет. Хозяева же то чай, то еду поближе подсовывают. Мол, гости стесняются. На нас же какая та усталость и апатия накатила. Все начинает просто раздражать. Зачем только начали эту борьбу с преступностью, а отступать поздно.

 Приезжает полиция. Пока мы грузимся, хозяин дома, встретивший нас на перекрестке, в буквальном смысле отдает мне свою рубашку! Это уже совсем как то по русски…  Хоть откровенно не помню, что бы мне русский рубашку свою отдал. Места в джипе для нашего хлебосольного друга не нашлось. Не смотря на это он, уцепился снаружи,  так и ехал. Полицейские внимание на пассажира не обращали. Машина здорово мчалась, прыгая по ухабам, боялся, как бы наш друг не сорвался. Но он, каким то чудом все же доехал до полицейского участка.

 В участке с нас снимают показания, переписывают паспортные данные. В этом криминальном эпизоде мы уже помним очень многое. Марка, цвет и даже номер автомобиля. Помним дом, в котором подсел подельник. Описал, кто как выглядит, во что одеты, наколки человека сидевшего с нами в кузове. Информации более чем достаточно.

 Пока описываем происшедшее, наш новый друг приносит две баночки сока и вручает нам. Даже в голове не укладывается, как могут грабить в стране, где такое большое количество хороших, бескорыстных людей. Неожиданно нас приглашают в машину и увозят. Едем в сторону Алеппо, вновь граница от нас удаляется. Проезжаем мимо дома, где был взят третий бандит. Показываю, надо подъехать, расспросить. Полицейские отмахиваются. До Алеппо не доехали. По неизвестной причине отвезли нас в другой участок и передали на их попечительство. Снятие показаний началось заново. Переводчик толком не наши фразы не переводил, ни полицейских. Получался, какой то испорченный телефон. По всему было видно, что полицейские просто не понимают, на что собственно мы жалуемся. Остаётся последний козырь, звоним Ясеру. Ясер очень удивился, что мы до сих пор в стране. Объяснили ситуацию, передали трубку полицейским. Несколько минут разговоров и трубку нам возвращают.

 - У вас ничего не украли и полицейские не понимают что нам вообще нужно. В приграничной зоне полно контрабандистов, среди полицейских кумовство и прикрывательство – объяснил Ясир. Совет вам, ребята, уезжайте быстрее, от всего отказывайтесь и уезжайте.

 К этому выводу и сам начал приходить. Зря эту анти бандитскую деятельность затеяли. В общем, идем в полный отказ. Полицейские вручают бумагу с текстом. Переводчик перевел, мы такие - то претензий не имеем и две подписи. Перед тем как поставить подпись задумался. Претензии конечно есть, но сидеть в участке сил больше нет. Сейчас накатаю им подпись «Иосиф Виссарионович Сталин», все одно русский не понимают. Полицейские будто поняли мой коварный замысел, бумагу отобрали тут же. После чего предложили напротив фамилий поставить отпечатки больших пальцев. Хитро!

 Макаем пальцы в туш и ставим напротив своих фамилий. Нас снова грузят в джип и вывозят к трассе. Дальше начинается настоящий цирк, полицейские минут пятнадцать пытаются остановить нам машину. Машут всей толпой проезжающим автобусам и маршруткам. Те же в свою очередь весело машут в ответ и проезжают мимо. Мы бы сами остановили себе машину в течении пяти минут. Наконец полицейским удалось остановить маршрутку.

- Раз вам каким то чудом удалось остановить пассажирский микроавтобус, то будьте любезны объяснить водителю, что мы путешествуем автостопом и за проезд платить не станем.

- Все нормально, садитесь, проблем не будет, - успокоили нас стражи порядка. Микроавтобус подвез прямо к границе. Только мы выходить, водитель вспомнил о деньгах.

- Подожди, брат, тебе же полицейские объяснили, что денег у нас нет!

 Водитель скривился и сделал последнюю попытку – «Доллар, доллар!» Мол, если нет фунтов, то он и доллары возьмет. Денег у нас действительно оставалось очень мало. Доллары и лиры, которые украли на Ефрате, бандиты успели обменять на фунты. Причем поменяли по очень грабительскому курсу. Когда пришлось менять фунты на доллары обратно, очень много потеряли. Сейчас даже не были уверены, что хватит на паром. Тут еще этот любитель долларов подвернулся.

- Вы же Америку не любите, зачем тебе доллары?! Вези обратно в полицию, там и разберемся.

 Назад в полицию водитель ехать не пожелал, и мы свободно вышли.

                       Турецко – Сирийская граница

 

Совсем стемнело. Пограничник у шлагбаума, проверяет документы, пропускает. Далее подходим к будке, где на лежанке лежит человек в гражданской одежде. Увидал нас, вскочил, проверил документы, попросил сыграть на гитаре. Отказываемся, хватит цирк уезжает. Дальше одноэтажное здание с небольшим залом и комнатой с компьютерами. Просовываем паспорта, щелчок и печать закрывает наше пребывание в Сирии. На выходе еще шлагбаум, проверка документов и мы выходим на неосвещенную извилистую дорогу, ведущую в сторону Турции. По обочинам дороги колючая проволока и уже знакомые нам таблички «Zon mine!» В полной темноте подходим к Турецкой таможне. Отличия от Сирийской разительные. Пограничники, таможенники все в форме, все освещено, пограничные будки европейского типа. Чувствуется цивилизация. Проверка документов заняла считанные минуты. Еще один штампик и мы в Турции. Ни на одной из границ рюкзаки не проверяли. Уезжать в ночь не хотелось. У турецких пограничников попросили о возможности установить палатку у их поста, против они не были.

   

                   Турция

 

Утро, от границы совершенно ничего не едет, дорога пустынна. Идём потихонечку пешком. Очень жарко и хочется пить. Направляемся к небольшому домику, на стук выходит молодая турчанка с интересным пирсингом на лице.  От уха к носу идет тонкая цепочка, ей очень идет. Попросили по турецки воды, она сразу приглашает жестами в дом со словами «чай». Зайти отказались, просто попросили воды. Симпатичная турчанка тут же принесла двух литровую бутыль холодной воды и вручила нам.

-Берите с собой!

Вскоре нас подвозят к небольшому пограничному городку Килис. Оттуда без всяких проблем добираемся до первого большого города Газиантеп. Подвозит дедушка турок и приглашает в гости на чай, мы не против. Живет дедушка на четвертом этаже в довольно просторной квартире. Хорошая мебель, европейский ремонт, огромный плазменный телевизор. Сидим в  больших кожаных креслах, пьем кофе, дедушка угощает сыром. Дедушка – турок много проработал в Германии неплохо говорит по немецки, немного по английски. Дети его выросли и разъехались, живет сам, иногда сестра заходит в гости. В дверь позвонили,  зашла сестра, легка на помине. Посидели, рассказали о нашем путешествии, кофе попили и распрощались. Гостеприимный дедушка указал нам направление выхода из города, и мы пошли. Из городов вообще не легко выбираться тем более если этот город в другой стране. Идем вдоль по улице никого не останавливая. Вдруг подъезжает черный мерседес, и мужчина предлагает подвезти. Объясняем сразу – путешествуем автостопом.

- Ок! Нет проблем, довезу автостопом!

 Вывозит из города к нужному выезду, дальше больше, останавливает автобус и платит за нас. Нет слов, спасибо! Едем дальше.

 Пейзажи становятся все более горными. На автобусе проехали достаточно, но впереди еще вся Турция. Ехать собрались по самому короткому маршруту через Курдские территории. Если конечно нас снова не сдадут полиции и не вывезут.

 В течении дня передвигались меняя машину за машиной. 

Пейзажи вокруг были просто сумасшедше красивые. Горы, реки, озера, водопады, много зелени. К вечеру подбирает фура с двумя дальнобойщиками, по пути довольно далеко, это хорошо. Сразу на слух ловим, что говорят не по турцки, но и не по арабски – курды, однозначно. Мужики смеются о чем то переговариваются, часто, куда то звонят, понимаю, речь идет о нас. Верно, у меня начинается паранойя, что то не нравятся мне эти двое. Можно конечно проверить паранойя ли у меня и доехать с ними до конца, но…

- Остановите мы выйдем!

-Как же так, нам же еще долго вместе ехать,- искренне удивляются курды.

Впрочем, останавливаются, и мы без проблем выходим. Следующую машину остановили очень быстро. Добродушного вида дедушка на фуре подозрений совершенно не вызывал. Хотя маньяки как раз подозрений то и не вызывают. Едем, разговор впрочем, не очень завязывается. Говорить дедушка начал, когда подъехали к городу Бинголь. При подъезде произнес «Бинголь, Бинголь!» И далее его как заклинило, фразу «Бинголь, Бинголь» повторял каждые несколько минут. Поначалу не придал этому значение, даже за ним повторял «Бинголь, Бинголь!» Но потом моя паранойя снова дала о себе знать. Ночь, вокруг горы, дорога серпантином то вверх то вниз. Тут еще этот дедушка «Бинголь, Бинголь!» На другие вопросы он просто не реагировал. Несколько часов подряд он просто повторял эту фразу. Затем наш странный водитель услыхал, что мы из Украины. Словарный запас у него тут же повысился. К «Бинголь, Бинголь!» стал добавлять «Окраина, Окраина!»  Последующие часы как мантра в салоне звучали слова «Бинголь, Бинголь!» и «Окраина, Окраина!» Может он сумасшедший? Может сейчас рванет руль в сторону и улетим в обрыв вместе с фурой. На одном перевале остановились у придорожной кафешки. Пока наш странный водитель ужинал, гуляли по улице.  Можно было тут и распрощаться, но на перевале было, что то уж слишком холодно. Морозный воздух обжигал ноздри. Может после ужина дедушку отпустит. Когда садились обратно в машину поменялись местами, я сел ближе к водителю. Эта пересадка, почему то ему не понравилась. По-моему он вообще обиделся и перестал повторять его любимые фразы. Просто молчал, на попытки завести разговор не реагировал. Иногда из подлобья кидал на нас какие то злобные взгляды. Ехать стало еще страшнее. Все, в первом же населенном пункте выходим. Странный водитель укатил в ночь, мы же остались на обочине. Можно ставить палатку и спать до утра, но на улице очень холодно и ночевать совершенно не хочется. Решаем сколько есть сил стопить, а дальше посмотрим. Стоять на месте холодно, идем по ночному городку, пытаясь, что то остановить. Впрочем, останавливать то и нечего, трасса пустынна. Остановился джип, водитель, что то очень эмоционально объяснял, но мы его совершенно не понимали. Затем жестом пригласил в машину, это уже понятно. Куда ехать как то даже все равно, лишь бы согреться. Курд подвез к автовокзалу и укатил. Помог, называется, зачем нам на автовокзал? Хотя на вокзале можно попробовать поспать в тепле. Внутри стояли стульчики, на которых лечь и поспать вряд ли удастся. Разочарованные  уходим, потихоньку бредем обратно к трассе. Останавливаем грузовой автомобиль с закрытой будкой – кузовом.  В кабине места нет, и нас грузят в будку. Дверь закрывается, и мы располагаемся среди коробок с овощами, даже подремать удалось. Разбудил звук открывающейся двери.

-Приехали, выходите!

Приехали на огромную стоянку дальнобойщиков. Тут же находилось довольно внушительное одноэтажное здание со стеклянными стенами.  Внутри оказалось, что то типа большой столовой. За некоторыми столиками отдыхали, ели водители дальнобойщики. Наши провожатые принесли чаю и целую сковороду жареной картошки. После ночного ужина показали место, где можно отдохнуть. В углу огромного зала стояло несколько диванов, на которых тут же уснули. Хорошо выспаться впрочем, не удалось. Просыпался несколько раз от криков. Турецкие дальнобойщики, что то не поделили и сильно ругались.  Затем началась драка. Дошло и до поножовщины. Горячие южные парни схватились на ножах. До смертоубийства, слава Богу, не дошло. Приехала полиция, и всех успокоили. С рассветом нас разбудил молодой парень в форме официанта. Что ж нам пора.

 Утро, серое небо, холодный морозный воздух. Выходим на трассу в надежде побыстрее забраться в теплую фуру. Останавливать  машину возле большой стоянки долго не приходится. Одна из первых выезжающих фур нас и забирает. Снова горные серпантины, вот уже пошли и снежные вершины. Оттого и холодно, что поднялись высоко в горы. Курдская территория, которой нас так много пугали, пересекается довольно легко. Заметно конечно, что это не туристическая мекка. Встречается много вооруженных солдат и полицейских. По дорогам проезжают маленькие бронеавтомобили. Вдоль дорог и на перевалах встречаются огневые точки обложенные мешками с песком. Постов с проверкой документов не встречали. В машине ехать тепло и уютно, а вот на улице погода становилась все хуже и хуже. Когда распрощались с очередной машиной шел дождь. Стояли на перекрестке пытаясь словить попутную машину, а дождь все лил и лил. Не просто весенний дождик, а настоящий холодный осенний ливень. Машины проходили довольно часто, но не останавливались. Все показывали пальцем, что сворачивают вправо. Вдалеке виднелся огромный цементный завод. Он как зловещий фантастический замок, в серой туманной дымке, заглатывал колонну автомобилей. Простояли уже более часа, промокли до нитки, замерзли так, что слов нет. Судя по карте, была еще дорога на Трабзон, но делала приличный крюк. Что ж надо пробовать, иначе просто замерзнем. Возвращаемся к нужному перекрестку и почти сразу стопим старенькую легковушку. Крутой подъем на несколько километров резкий поворот, и машина врывается в ослепительно белый снежный буран. Видимость практически нулевая, дворники не успевают убирать снежную массу с лобового стекла. По обочинам стоят овечки запорошенные снегом как белые шарики. После двух недель в жаркой пустыне и вот попали в настоящую снежную бурю, в голове не укладывается. Осложняло ситуацию то, что теплых вещей у нас вообще не было. Приехали в небольшой горный поселок, водитель, как и водится, завозит нас на автовокзал. Прощаемся и потихоньку уходим.

- Вы куда?- удивился турок. Вот же автовокзал!

- Спасибо, мы автостопом.

Турок заволновался, забегал, сказал, что его родственник работает водителем, и он договорится на счет нас. Мы совершенно не против, снова оказаться на заснеженной трассе в легких ветровках совершенно не было желания.

 Вот мы уже сидим в теплых автобусных креслах, а вокруг проплывают заснеженные перевалы. Правда, вскоре с автобусом пришлось распрощаться. Если на перевалах мела метель, то ниже шел просто ледяной дождь. Под этим дождем простояли минут сорок. Промокли совершенно, в кроссовках хлюпало, рюкзак стал тяжелее на порядок. Все же уезжаем на легковой машине с двумя молодыми ребятами.  Едут до самого Трабзона. Можно вздохнуть с облегчением, впереди последний отрезок пути километров в двести. На календаре 9 Мая, День Победы. Нелегко далась победа нашим дедам, прадедам, нелегко дались нам последние сутки. Как и планировали, за сутки пересекли Турцию по Курдским территориям. В мыслях проплывали последние события: горные перевалы, красивейшие озера, водопады, сумасшедший дедушка «Бинголь, Бинголь», пулеметные гнезда в горах, все те хорошие люди, которые нам попадались по пути и наконец, фантастическая вьюга на перевалах.

 В Трабзон прибыли еще за светло. Плотная облачность, мелкий дождь, холодно, циклон накрыл весь регион. Подвезли нас прям к морскому порту.

Приехали очень удачно, паром отправлялся всего через пару часов и мы тут же купили билеты. Денег на билеты, слава Богу, хватило. Причем достались места в каюте, за те же деньги что и без каюты. Только вот в связи с ухудшением погоды отправку задержали до утра. В Сочи с билетами на руках нас не то, что на паром, даже в морской вокзал переночевать не пустили. Так всю ночь на лавочке и просидели. Охрана на все наши просьбы отвечала однозначно «Нет!»

- А вдруг проверка, а тут посторонние?!

Да какие же мы посторонние, если у нас и документы в порядке, и билеты на паром имеются.

 В Трабзоне же совсем другое дело. На мор вокзале можно находиться совершенно свободно. При наличии билетов добро пожаловать на паром.  У нас есть еще целая ночь в Турции, но гулять желания нет. Суточный бросок через страну забрал все силы. Поднимаемся на паром, находим нашу каюту и валимся спать. Только лежа в кровати понимаю, на сколько же устал. Сон приходит почти мгновенно, без сновидений.

Паром отправился на рассвете, в прочем отплытие мы проспали. Когда вышел на палубу, турецкого берега видно уже не было. Погода по - прежнему мрачная, низкие тучи, штормит. Покачивало паром довольно сильно, но это только  приятно убаюкивало. Никогда не пользовался морским транспортом и о наличии у себя морской болезни не знал. Теперь знаю, нет у меня её! Перекусили остатками сирийского сыра и легли спать дальше. В Сочи должны были прибыть вечером, но этого не случилось. По громкой связи передали, что в связи с ухудшением погоды паром останется на рейде до утра. Новость просто чудесная, выходить в город ночью в непогоду не хотелось. Еще одна ночь в уютной каюте, убаюкивающее покачивание на волнах, что может быть лучше.

 Утро выдалось солнечным и холодным. Паром без проблем зашел в порт и пришвартовался. Таможню прошли без вопросов.

 Здравствуй Сочи!

Здравствуй и прощай, садимся на троллейбус и выезжаем за город. За постом ГАИ пытаемся остановить машину. Позиция очень неудобная, крутой подъем с поворотом. Других позиция нет, здесь везде сплошной серпантин. Все же старенький жигуль забирает нас с этой неудобной позиции. Только к вечеру добираемся до Геленджика. Мы стояли на этой же позиции по дороге с Сирию и снова зависли. Темнело, накрапывал дождь и настроение что либо останавливать пропало совершенно. Ставим палатку и спать. Всю ночь шел дождь, утро хмурое и сырое, надо ехать дальше. Разбалованные турецко-сирийским автостопом не понимаем, как это можно стоять на трассе по 30-ть минут, а то и по часу на одном месте. В одной деревушке застряли вообще долго. Взял котелок и пошел искать воду. Достучался только в третий дом, где мне сказали, что воды у них нет. В Сирии уже бы и накормили, переночевать пригласили, а возможно и грабанули еще раз. Продвигались медленно, буквально по 10-20 км на локальных машинах. Когда вдруг останавливается большой джип, с каким - то дальним северным регионом на номерах. С ним мы и доехали, прям к переправе Крым – Кубань. Причем ему туда совершенно не нужно было. Разговорились, и водитель просто решил нам помочь. Он с семьей приехал на море отдохнуть, а сейчас просто выехал прокатиться по окрестностям. Увлекается дельтапланеризмом.  После неудачного падения уже два года не поднимался в воздух. После несчастного случая зарекся летать, а вот прошло два года и снова тянет. Подвез, прям к зданию паромной переправы.

- Спасибо большое!

 До парома полтора часа очень удачно приехали. Из денег осталось 10 долларов, которые специально хранили на паром.  Мы конечно могли и раньше обменять на рубли, но были уверены, что на границе обязательно будет обменный пункт и он был, только был закрыт. Расписание же гласило, что у обменного пункта самый разгар рабочего дня. Попытки обменять доллары у будущих пассажиров парома ни к чему не привели. Объяснил ситуацию кассиру, на что получил ответ, что ничем помочь не может. Тогда стал требовать встречи с начальником паромной переправы.

-Обменяйте деньги в ларьке возле входа,- вдруг шепотом сообщила кассир.

Девушка, в ларьке услыхав мою просьбу, изобразила оскорбленную мину.        

- Я из за вас работу потеряю! – Мой курс, такой то добавила.

Курс оказался более чем грабительский. После обмена и покупки билетов денег не осталось вообще. Ощущение, что это сговор, какой то. Работник обменного пункта перед отходом парома уходит, кассир же ненавязчиво направляет людей к ларьку. Бороться с преступностью зарекся еще в Сирии, потому спокойно сели на паром и направились к украинскому берегу. После дождливо – снежной Турции хотелось поваляться на крымских пляжах, погреться на солнышке. Погода поменяла наши планы. Турецкий циклон шел за нами по пятам. При выезде из Керчи попадаем под сильнейший ливень, затем град. О том, чтобы провести некоторое время на крымских пляжах не было и речи. Мокрых и замерших подбирает украинская фура и увозит прочь из дождливого Крыма.  

 

 

  







 

 

 

 



Создан 08 июл 2011



  Комментарии       
Всего 2, последний 2 года назад
companero.ss 03 апр 2015 ответить
Давно читаю ваш ЖЖ, просто в восторге от всех ваших поездок и невероятных приключений. Так держать, и удачи в пути!
pozharnik 03 апр 2015 ответить
И Вам спасибо! Удача мне сейчас очень нужна. И Вам удачи!
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
 
Погода в Украине